Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Сабрина Сабрина

Я не люблю долгих вступлений. Может, оно и зря, но что поделаешь. Хочется как можно скорее написать о самом главном. Тем более, что мысли летят одна за другой, подгоняя друг дружку, не успевая и путаясь, сливаясь и распадаясь. Вы ведь понимаете, о чём я? Вот и прекрасно.

Начну с того, что я знаю её давно. Ещё тогда, когда она была маленькой девочкой, я обратил на неё внимание. Я сделал на неё ставку и не прогадал.

Знал ведь, что из этой девчонки получится что-то необыкновенное...

Сейчас ей 15. И она считается лучшей в нашей школе. И дело даже не в отметках (какая ерунда!) Как она ездит верхом! Такие люди словно рождаются в седле. И в борьбе ей тоже нет равных. Гибкая и лёгкая, смелая и сильная. Мечта. И к тому же красивая. Длинные вьющиеся волосы. Тёмно-синие, как предгрозовое небо, глаза. Завораживающая улыбка. Вот только избалованная до невозможности всеобщим вниманием, обожанием и преклонением. Конечно, в свои юные годы Сабрина не знала ни одного поражения, ни единого разочарования. Удачливая и совершенная. Самая лучшая для меня соперница. Да, я собрался затеять с ней одну игру. Приструнить немного эту девочку. Заставить сыграть по моим правилам… Каким образом? Давайте не будем забегать вперёд. Я ведь для того и начал писать, чтоб рассказать вам сё по порядку.

Ранним утром я решил немного покататься по лесу. Вывел из конюшни Белого Странника, угостил его яблоком, и вместе мы отправились к пруду. Там я и встретил Сабрину. Она как раз заезжала в воду на своём жеребце. Надо сказать, эта миниатюрная девушка очень впечатляюще смотрелась на спине огромного чёрного жеребца. Мокрая от тучи брызг, весёлая и довольная, она смеялась и ласково приговаривала:

- Вихрь, ну что же ты, грязнуля, хорошие мальчики по утрам умываются холодной водой.

- А хорошие девочки здороваются, когда к ним подъезжает старый знакомый, - в тон ей прибавил я.

- Привет, я тебя не заметила. Тоже решил искупать Странника?

- Может быть, только немного позже. Хочешь прогуляться?

- Скучно, - она ослепительно улыбнулась.

- Тогда давай играть в догонялки. А чтобы забава не казалась детской, когда я тебя догоню, ты исполнишь любое моё желание.

Она, естественно, возмутилась (а как же иначе, на то и рассчитывали):

- То есть, ты всё уже решил. Ну, ладно, предположил, что я буду убегать? Но с чего ты решил, что сможешь меня поймать?

- Я, конечно, наслышан о том, как великолепно ты ездишь верхом, и какой замечательный жеребец твой Вихрь. Но попробовать-то мне можно?

Сабрина азартно сверкнула глазами:

- Ладно, это может быть очень интересно.

"Попалась, - решил я, - теперь, главное, не спугнуть"

- Ты поскачешь вперёд, я начну погоню через 15 секунд. Зато ловить тебя я буду в течении одного часа. И самое главное – нельзя уезжать за пределы Селения. Также нельзя прятаться в домах, прибегать к помощи других людей, слезать с лошади. Впрочем, нет, с лошади слезать можешь, пожалуйста, но только в том случае, если ты будешь убегать от меня, а проехать верхом по какой-либо причине, не сможешь. Мы договорились?

Она, кажется, немного испугалась. Ещё бы, вместо приятной забавы я предлагаю ей какую-то авантюру. Но молодость и уверенность в себе, а может быть азарт и желание поразвлечься, взяли верх.

- Идёт! Но, если ты меня не поймаешь, желание буду загадывать я! Договорились?

- Естественно!

Я ликовал. Моё сердце забилось быстрее в предвкушении потрясающей охоты! Я был готов свернуть горы, развернуть ручьи. Перевернуть вверх тормашками весь мир! Она попалась. И мне остался сущий пустяк – не упустить свой шанс. Ставка была слишком высока. Признаться, я тоже не привык проигрывать.

- Тогда, начнём, - поторопила меня Сабрина.

Она тоже томилась в предвкушении великолепной игры. Моя будущая добыча (теперь я мог смотреть на ней только как на будущий трофей) вскочила в седло.

- Засекай время. И давай, сверим часы.

И понеслось! Я едва вытерпел положенные мне 15 секунд и, изо всех сил подгоняя Странника, бросился в погоню. Впрочем, подгонять коня и не требовалось. Лошади очень чутко чувствуют настроение всадника. Странник заразился моим азартом и понёсся галопом быстрее ветра.

Что это была за погоня! Я наслаждался бешеной скачкой, упивался скоростью, ветром, солнцем. Предвкушал победу и гнался, гнался, гнался за Сабриной так, как будто от того, поймаю я её или нет, зависела моя жизнь. Надо признаться, в поле или на ровной дороге словить эту девчонку шансов очень мало. Она, действительно, превосходная наездница. И конь её вне всяких похвал. Именно поэтому я теснил её к лесу. В погоне стратегия имеет не меньшее значение, чем скорость. Догнать Сабрину я пока не мог. Но оттеснить к лесу, не дать свернуть в сторону – это пожалуйста.

Моя девочка тоже поняла, в чём дело. Вот только это ей уже мало поможет.

На всей скорости мы влетели в лес. Теперь надо сбавлять обороты, ничего не поделаешь. За поворотом тропинки Сабрина резко свернула влево. Затем, спрыгнула с лошади (интересно, а что ещё ей оставалось делать, среди густо растущих деревьев особо не разгонишься).

Остальное для меня было делом нехитрым. Конечно. Малышка неплохо бегает. Но разве может сравниться в этом пятнадцатилетняя девчушка с взрослым двадцатидвухлетним мужчиной? Догнать её было не очень сложно. Труднее удержать. Забыв о том, что то, что происходит всего лишь игра, забыв, наверное, обо всём на свете, вся кипящая и бурлящая от погони Сабрина дралась как фурия. Она вырывалась, изгибалась, старалась вырваться изо всех сил. Надо сказать, это тоже доставляло мне удовольствие. И, если честно, ей тоже нравилось это противостояние. Она не хотела быть побеждённой. А я не хотел её побеждать. Мне требовалось совсем другое...

- Ну что же ты? Я тебя поймал. И попробуй сказать, что это было нечестно! – «прорычал» я, зажав её в очередной раз.

- Нечестно! – не моргнув глазом сказала моя пленница. – Так я и сдалась тебе без боя!

- Честно – честно, успокойся. Не надо зря тратить силы, они тебе ещё понадобятся. Всё равно я сильнее.

Сабрина чуть успокоилась.

- Ладно. Чего ты хочешь?

- Поехали, тут недалеко замечательное местечко, там и покажу.

- Покажешь?

Я с деланным равнодушием пожал плечами:

- И покажу, и расскажу.

Мы молча выехали на поляну. Я молчал, потому что волновался и копил силы для самого главного, того, ради чего, собственно, всё и затеял. Сабрина же помимо волнения испытывала любопытство. Ей было немного страшно, но держалась девочка замечательно.

-Всё, мы приехали. Теперь ложись.

Как я и рассчитывал, она отпрыгнула от меня на метр. Но не убежала, что радует.

-Ты что это придумал?! Я не играю в дурацкие игры. Загадывай своё желание. Только не думай, что если я проиграла, тебе всё дозволено!

В своём праведном негодовании она была ещё прекрасней.

-Не волнуйся, я не буду делать ничего плохого. К сожалению, я слишком хорошо воспитан. Но пощекотать тебя мне никто не запретит.

Она даже опешила:

-Пощекотать? Ты будешь меня щекотать?!

- Буду, конечно, - нахально заявил я, - ты же не запретишь мне загадать именно такое желание?

Она явно была обескуражена.

- Я всегда отдаю свои долги. Но...

- Ты боишься щекотки?

- Да, но...

- Вот и прекрасно. Не волнуйся, я не буду тебя сильно мучить. Так, самую малость.

И я усмехнулся так, что она попятилась. Что поделаешь, люблю пугать маленьких девочек.

- А теперь ложись и дай мне тебя связать. Потому что, видишь ли, ты превосходно умеешь вырываться. Да не бойся, дурёха, я тебя не обижу.

Сабрина несмело подошла ко мне и даже улыбнулась.

- Ладно. В любом случае, у меня нет выбора. Только ты осторожнее.

Я связал её очень осторожно и бережно. Привязал руки к молодому крепкому деревцу так, чтоб моя крошка не могла прикрыться и защитить подмышки и рёбрышки. Затем я разул мою девочку, вдоволь налюбовался на аккуратные и ухоженные ножки, маленькие ступни и длинные розовые пальчики. Ох, доберусь! Не менее бережно и аккуратно я связал ножки, привязав их к заранее вбитому голышу.

- Вот и всё, можно начинать.

Сабрина только беспомощно хлопала глазами. Она в первый раз оказалась в такой ситуации и явно не знала, как себя вести. Но, кажется, сильно не протестовала.

- Ты знай, - проговорила она наконец, - когда-нибудь я доберусь до тебя, и ты окажешься точно в таком же положении. Это я тебе обещаю.

Я даже улыбнулся.

- Очень на это надеюсь!

Больше я не стал ничего говорить и слушать. Медленно, осторожно, всё ещё не веря своему счастью, я приподнял короткую маечку и стал поглаживать, перебирать и пересчитывать рёбрышки. Сабрина захихикала. Я стал нажимать чуть сильнее, проводить по бокам кончиками пальцев. Сабрина уже хохотала в голос.

Я исследовал её, изучал, выбирал саамы щекотливые, самые чувствительные и отзывчивые на щекотку местечки.

Моя девочка выгибалась дугой, старалась увернуться и защититься и смеялась без остановки. Изредка я давал её передохнуть. А куда торопиться? Самое интересное у нас впереди.

Мои пальцы летали над голенькими, беззащитными рёбрышками, где надо нажимая, где требуется легонько поглаживая. А какое же это удовольствие, наблюдать за трепещущимся, таким маленьким и трогательным девичьим животиком, который трепещет и втягивается, сжимаясь от каждого прикосновения.

Сабрина оказалась очень щекотливой девушкой. Каждое моё прикосновении вызывало бурю эмоций, водопад мелодичного, звенящего смеха. Она смеялась без остановки. Но это был лёгкий смех. Я не хотел её сильно мучить. Пока...

Тем более, она явно наслаждалась происходящим. Я не верил своим глазам. Особенно явно это было заметно, когда я давал моей девочке отдохнуть и, вместо щекотки, просто нежно гладил её животик. Конечно, Сабрина старалась не показать, что её очень приятно. Но такие вещи передаются и через прикосновения.

Я продолжал тщательно выискивать самые сокровенные и щекотливые местечки. Самую бурную реакцию и громкий смех вызывала щекотка низа животика. Особенно, если слегка надавливать и вибрировать пальцами. Моя крошка изгибалась и хохотала изо всей сил, когда я проделывал с ней такое. Не менее бурную реакцию вызвала щекотка внутренней стороны бедра. Только вот ножки моей красавицы слишком сильные. Пришлось оставить сие удовольствие на следующий раз. Я не сомневался, что у нас будет это следующий раз! Впрочем, как бы сильно она не сжимала бёдра, я всё равно умудрялся пробраться между ними пальцами и наградой мне был всё тот же безостановочный мелодичный смех.

Она была очень благодарной добычей, моя Сабрина. Каждое моё действие вызывало у неё столько эмоций, столько смеха, что хотелось щекотать её снова и снова.

Я продолжал и находил всё новые и новые местечки. Под коленками, над коленками, бедра, низ попы, весь! животик, ребрышки, подмышки, шейка… Всё было настолько безумно щекотливо, что я просто терял голову.

Отдельного внимания заслуживают ступни. Да, Сабрина боится щекотки лапок. Особенно чувствительны у неё серединки ступней. Но щекотать её ножки можно бесконечно и обоюдным удовольствием. Она не ёрзает, не выгибается, просто слегка пробует отдёрнуть ножку и хохочет. То есть, щекотно, но всё же определённой степени. Такую щекотку я оставлю на десерт. Теперь же....

- Теперь тебе придётся несладко, крошка. Я знаю все твои самые сокровенные и щекотливые местечки. И сейчас начнётся самое страшное. Я посмотрю, сколько ты сможешь терпеть безжалостную, безостановочную щекотку. И остановлюсь лишь тогда, когда ты попросишь пощады.

Сабрина, которая только что с трудом восстановила дыхание, вздрогнула. С минуту мы молча смотрели друг на друга. Потом она всё же произнесла:

- Не дождёшься. Тебе меня не испугать. Знаешь, меня ещё никогда так не щекотали. Но пощады я просить не буду.

Это был откровенный вызов! Девчонка надо мной смеялась. Сейчас она будет смеяться так, как захочу я.

И я принялся щекотать. Щекотать, щекотать и ещё тысячу раз щекотать! Рёбрышки, животик, бёдра, попку. Коленки, животик и снова рёбрышки. Я пробирался и на спинку, когда она сильно выгибалась в сторону, старался задержаться на особо щекотливых местах.

Сабрина, естественно, хохотала и изгибалась. Но остановиться не просила. А я намеренно периодически снижал интенсивность щекотки. Как бы мне не хотелось увлечься и уйти с головой в свои ощущения, я не хотел напугать мою девочку. Я хотел щекотать её снова и снова, как можно дольше, и не только сегодня.

Щекотка была долгой и беспощадной. Я очень старался, я приложил всё своё мастерство для того, чтобы как следует помучить, защекотать эту девочку. Так хотелось, чтобы именно она попросила меня остановиться. Да и сам я так увлёкся, что прекратить щекотать не мог. Чувствовать своими пальцами упругое, извивающееся, такое чувствительное и щекотливое девичье тело. Это пьянило меня и кружило голову. Сабрина хохотала безостановочно. Она изнемогала от щекотки, всё ей силы уходили на безудержный смех и попытки ускользнуть от моих быстрых цепких пальцев.

И вот тут случилось то, что не должно было случиться ни при каких обстоятельствах. Одна рука Сабрины выскользнула из верёвки. Видимо, желая связать девочку аккуратно и бережно, я немного недооценил её силу и вёрткость. Если бы девочка попыталась остановить мои руки, ничего путного у неё, скорее всего, не вышло бы. Но Сабрина выбрала единственное правильное решение. Она судорожно, но крепко, схватила меня за шею и прижала мою голову к своей груди. Продолжать щекотать я уже не мог. Буря эмоций: желание, страсть, безудержное влечение захлестнули меня. И я позволил себе уйти во всё это с головой. Естественно, при этом закрыв глаза и не двигаясь.

Пока я старательно пытался притушить внутренний огонь и немного зять себя в руки, Сабрина просто переводила дыхание. Она освободила вторую руку, и крепко прижала мою голову уже двумя руками. Может, боялась, что если отпустит, я снова начну её щекотать. А, быть может по другой причине. В тот момент я не мог анализировать. Слишком трудно давалась мне борьба с внутренним огнём. Я не имел права сейчас выпускать свою страсть наружу, только не сейчас, только бы не потерять голову.

Наконец мне удалось немного успокоиться. Я поднял голову. Сабрина внимательно смотрела на меня и улыбалась. Мы молчали. Но я не выдержал первый:

- Ты не обижаешься?

Она ещё немного помучила меня молчанием, затем произнесла:

- Нет. Понимаю, что надо бы, но не могу. Это было что-то невообразимое.

Меня снова накрыло волна нежности и страсти. Я сел, потянув за собой Сабрину, крепко обнял её за шею и поцеловал. Целовались мы долго. Позволив себе уйти с головой в это приятное, одурманивающее времяпрепровождение. Я оторвался от неё с нечеловеческим усилием, когда понял, что не могу держать себя в руках. Тем более что в голову мне пришла прекрасная мысль:

- Ты позволишь мне пощекотать твои ножки? Я, к сожалению, не успел до них добраться...

Ответом мне был смеющийся взгляд и одобрительное молчание.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно