Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Путешествие через Саратов в Москву Путешествие через Саратов в Москву

Ну вот и я, долгожданная, со своим кривеньким и хиленьким отчетом о вояже, совершенном мной в течение двух недель отпуска по небольшой части нашей великой и могучей Родины. Если кто еще не понял, что за недоразумение пишет эти строки – поясняю, что имя мне - Властелина (трепещите, тикли). Сразу вынуждена предупредить многоуважаемое тиклинг-сообщество, что отчет сей не будет состоять из одних лишь описаний моих тиклинг приключений, а будет изобиловать моими впечатлениями и иными приключениями, а также отвлеченными пояснениями (а кому сейчас легко?).


Для затравки скажу, что за описываемые две недели под мои шальные пальчики попало аж 4 мальчика (кто не понял, пусть посмотрит мою подпись на форуме), не считая задетых мною мимоходом Тиклера, Тикла и Артикла, но об этом чуть позже… хотя многие и так уже наверное в курсе части событий из отчета Артикла.


Итак для начала я отправилась в Саратов (если кто еще не в курсе, я из Саратовской области), и тут обстоятельства начали работать против меня… Намеченная на понедельник встреча с Роачингом обломалась в связи с оставлением меня дома с ключами и ребенком и невозможностью смыться по-тихому… но, уже будучи на гране срыва, усилиями Роачинга была перенесена на 17.00 среды. Предложение встретить меня на рынке (его трудно не найти) было с презрением отвергнуто, поскольку после 5 лет обучения в Саратове я знаю его не хуже многих коренных жителей.


Итак в 5 вечера я сидела на металлическом заборчике у дома, адрес которого мне был назван (лавочек там почему-то не предусмотрено) и жалела, что заборчик такой узкий. С Роачингом мы друг друга узнали легко по фотографиям, которыми обменялись заранее и быстренько ринулись осуществлять заранее намеченные планы. Прирожденный шпион Роачинг не забыл настырно позвонить в собственную, дверь дабы убедиться в отсутствии там незапланированных нами родственников, после чего началось самое интересное…. Передвигание мебели! О... это было что-то: диван, который при раскладывании становится больше в 3 раза, надо было уместить в стандартной комнате, причем остальная мебель там вовсе не отсутствовала. Отдаю должное Роачингу: неблагодарный труд тягания тяжестей он полностью взял на себя. После того, как диван с горем пополам (т.е. практически без проходов возле него) был установлен в середине комнаты, был перетащен комп из соседней комнаты и нацелен фотоаппарат (как выяснилось позднее, не слишком удачно), части отснятого которым клипа можно было в последствии встретить на форуме Тиклера.


После столь тяжких трудов в жару Роачинг закономерно пошел ополаскиваться, а я принялась привязывать к углам разложенного дивана средства бандажа. В качестве оных использовались атласные ленты шириной 8 сантиметров длинной 1 и 2 метра соответственно для рук и ног… веселеньких и радостных цветов. По выходу Роачинга из душа была запущена запись и привязаны конечности полусвободным бандажом, т.е. ленты на запястьях и щиколотках были привязаны плотно, но за счет длины лент у Роачинга оставалась некоторая свобода движения. Соответственно получилась этакая активно шевелящаяся впоследствии звездочка. Исходя из предварительного разговора наиболее щекотливыми местами должны были оказаться пятки, живот и нижние ребра, средняя реакция на щекотку обычно бывала на верхних ребрах и подмышками; наиболее эффективный способ щекотания - легкими быстрыми касаниями.


Начала я с рук чуть выше подмышек и постепенно спустилась по бокам до джинс – реакции отмечено не было.. перебирая пальчиками, постепенно сдвигала руки, пока они не сошлись на животе, при этом Роачинг напрягся, но далее этого дело не зашло, я не переставая перебирать пальцами поднялась по центру туловища на грудь, но реакция опять отсутствовала… попробовала помассировать ребра, на что Роачинг ехидненько заметил, что это никогда не действовало, и начал демонстративно скучать (закинул насколько смог руки за голову и начал посапывать как перед сном). Тогда я решила попытать счастье на пятках, и вот тут-то оно от меня не отвернулось… Там чувствительность оказалась выше всяких похвал, и мои пальчики забегали по босым лапам, беспрестанно обшаривая всю их поверхность в стремлении не упустить ни клочка, при этом лапы были отдернуты, но благодаря лентам очень недалеко, так что Роачингу оставалось лишь извиваться в тщетной попытке ослабить щекотку, расползающуюся от страдающих лап и заполняющую весь разум. Через некий не слишком длинный промежуток времени подобных упражнений щекотка перешла грань терпимого и стала болезненной, что было видно по мимике, и я перешла обратно на корпус, но опять не добилась там практически ничего.


Поскольку в ходе моих бесплодных попыток «расщекотать» корпус пятки отдохнули от своих прежних мытарств, я снова перешла к ним. На этот раз я села спиной к Роачингу, уперев основания ладоней в выемку под пальцами и быстро-быстро перебирая всеми пальцами по серединам стоп. Поскольку при этом трудно хоть на секунду увернуться стопами от пальцев (чего уж там – практически невозможно!), то эффект от данного метода оказался еще сильнее. Я наблюдала на мониторе (через камеру так сказать), как Роачинг заметался по дивану, изгибаясь всем корпусом, не в силах справиться с нахлынувшими ощущениями. Снова перейдя на корпус, я попыталась еще раз сменить тактику и начала кончиками ногтей на мизинцах проводить вертикальные линии как сплошные, так и прерывистые, но это оказалось просто приятно, что конечно само по себе как бы и неплохо, но не являлось целью нашей встречи.


Короче страдания пяток продолжились с удвоенной силой, поскольку им приходилось отдуваться за все остальные места… Я села в ногах левым боком к Роачингу, согнув и положив на диван левую ногу. При этом его левую ногу я положила на свою и прижала левой рукой, а правой начала сначала медленными, но постепенно ускоряющимися движениями щекотать зафиксированную таким образом стопу. Дергать этой ногой у него не получалось, в связи с чем активно дергалась другая, хотя вряд ли это значительно помогало вытерпеть волны щекотки, пробегающие от прикосновений моих пальцев. Таким образом я не сколько раз меняла позиции, давая отдохнуть отдельным щекотливым местам, но не Роачингу… ему доставались лишь те скудные секунды, что требовались мне на обход дивана. В определенный момент мне все же удалось несколько расщекотать корпус. Способ мне трудно описать… что-то вроде легких пощипований ногтями большого пальца и мизинца на боках и ребрах. Но эффект был достаточно ощутимым.. И только корпус вроде стал нормально реагировать и процесс пошел, как прозвонил будильник, сообщая что пора сворачиваться…


После этого мебель тщательно расставлялась на свои следы, записывался на диски клип, и мы разбежались каждый по своим делам… Не знаю, как Роачинг, но я на намеченное предварительно мероприятие опоздала на час (и не жалею, поскольку время провела отлично), и спасло меня только то, что опоздала не только я, но и кум, и все обошлось тем, что кума на нас весь вечер дулась.


Но это уже обстоятельства среды, а неприятности, упомянутые в начале отчета, начались еще в понедельник… Только такое рассеянное чучело, как я, может поехать покупать билет на поезд и забыть паспорт, причем уже на тот момент оставалось всего 25 билетов, так что я не рискнула откладывать покупку на следующий день и поехала за паспортом. Помимо этого меня в тот же день угораздило утопить сотовый телефон, после чего он закономерно умер, а номера я к сожалению держала именно в телефоне, а не симке. К моему огромному облегчению в ремонтной мастерской его оживили за 3 часа.


К чему я это рассказываю? Да к тому, что все было против моей поездки в Москву, и человек суеверный на моем месте отказался бы от своей затеи, но я из той чудной категории, которые не ищут легких путей и готовы ломать обстоятельства, если те не гнутся перед ними в земном поклоне. Соответственно выезд был назначен на 16.08 четверга. Оставалась только одна проблема… Я заранее договорилась с Ино Пербеллом (I-Bell), что в Москве буду жить у него, и однажды я уже была у него дома, но сам адрес при этом не знала, только остановку метро. Как следствие он собирался встретить меня на вокзале, но для этого нужно было сообщить время прибытия. С этой целью я с разрешения родственников, у которых жила воспользовалась инетом и вышла в аську… но Ино там не было, и я, понадеявшись на сотовый телефон, не стала писать ему через форум… Зато нежданно-негаданно путем общения в аське запланировалась встреча с еще одним тиклем, притом, что предыдущие две наши попытки встретиться сорвались по техническим причинам, оба обрадовались. Как выяснилось позднее на сотовую связь для сообщения данных о своем прибытии я понадеялась зря, поскольку у меня оказался старый номер телефона Ино, ныне не действующий. Поскольку на тот момент, когда я утвердилась в этой мысли, подо мной уже давно была верхняя полка поезда, пришлось проворачивать «финт ушами», т.е. звонить Роачингу и просить, чтобы он через форум связался с Ино и передал ему продиктованные мной данные (за что ему отдельное огромное спасибо). Закончилось это небольшое приключение хорошо, т.е. принятием душа (а в такую жару это настоящее блаженство) дома у Ино. После чего он отправился на работу, а я на встречу с тиклем, по просьбе которого я не называю его ник и не описываю нашу встречу.


Скажу лишь, что встреча проходила за городом. Доставленная обратно в город, я отправилась в рейд по Московским спортивным магазинам в оказавшейся тщетной попытке обзавестись кожаными напульсниками (они могли бы замечательно послужить деталью бандажа). Насколько я поняла их сняли с производства, так что найти готовые мне не грозит, и придется делать самой.


Дальнейшие действия разворачивались уже дома у Ино и при его непосредственном участии. Для тех, кто уже потерялся во времени, уточняю что это всего лишь вечер пятницы.


Сначала мне хотелось бы остановить внимание почтенной публике на ложе, служащем основным и качественным атрибутом тиклерских игр с Ино. По моим субъективным впечатлениям это что-то вроде очень мощной раскладушки. Вещь очень тяжелая и крепкая, но при этом имеет центральную раму с натянутой металлической сеткой, две сплошные складывающиеся ножки и 2 такие же спинки. Короче способов привязи на такой конструкции неизмеримо много. Но для начала мы ограничились классической полусвободной звездочкой.


Итак, на тот момент «раскладушка» стояла на лоджии и Ино, человек серьезный и основательный, терпеливо ждал, когда же я сумею его к этой конструкции примотать. Метод связывания в данном случае несколько отличался от примененного мною к Роачингу. Руки были также привязаны не вплотную к раме, а на некоторой длине лент, но она была значительно меньше, чем в случае с Роачингом и не столько давала свободу рукам, сколько позволяла нормально сворачиваться корпусом. Стопы же были максимально плотно зафиксированы лентами на углах «раскладушки», но за счет роста оставалась возможность немного сгибать ноги в коленях и дергать ими.


Меня с самого начала мучило сомнение, не прибегут ли встревоженные истерическим хохотом соседи со спасительной миссией, но Ино сказал, что соседи у него абсолютно флегматичные и не обращают на подобные вещи внимания. И я приступила к экзекуции.


Начала я с предплечий легкими шебаршащими движениями, которые, как я знала из опыта предыдущей встречи с Ино, оказывают на него максимальный из возможных эффектов и очень даже не слабый, хочу вам заметить. Постепенно спустилась через локти почти к самым подмышкам и слегка задержалась над ними. Это вызвало улыбку на лице Ино и напряжение в мышцах, но я и не стремилась сразу добиться бурной реакции. Мне нравится мучить его, постепенно усиливая воздействие, которое сначала становится чувствительным, потом сильным, и лишь потом нестерпимым, сводящим с ума и заполняющим всю реальность… Итак, слегка побаловавшись с руками, я стала спускаться мимо подмышек со стороны спины, не прекращая постоянно перебирать ноготочками короткими быстрыми движениями и продолжила перемещаться вниз по задней части ребер. Послышались редкие сдавленные смешки, корпус слегка выгнулся вверх в попытке уберечься от моих назойливых пальчиков.


Спустившись до края шорт мои пальчики свободно поблуждали по животу, заставляя Ино напрягаться и слегка ерзать в безуспешной борьбе с прорывающимся смехом, и отправились в обратный путь по ребрам на этот раз по грудной их части путем пьяной улитки, т.е. с зигзагами и возвратами. Ино пытался напрягать руки и корпус, сдерживая эмоции, но это лишь раззадоривало меня, и я то замедляла движения пальчиков, то вновь максимально ускоряла их, вызывая приступы сдавленного смеха. Особенно мне понравилось щекотать впадины, чуть ниже подмышек, то приближаясь в груди, то вновь максимально залазия пальчиками на спину. Ино начал сворачиваться с боку на бок в попытке увернуться от моих пальцев, но свободы, которую давали ленточки хватало лишь на небольшое смещение, и пальцы не на секунду не отрывались от поверхности.


Слегка скользнув ими по подмышкам, я направилась к самому чувствительному у Ино к щекотке месту – к лапкам… Стоило мне лишь слегка коснуться их ноготками, как последовал взрыв смеха и тщетная попытка отдернуть их на себя. Мои ноготки заскользили по подошве, слегка касаясь ее, Ино отчаянно задергал ногами, но ленты надежно фиксировали стопы, не давая шанса ослабить щекотку. Я постепенно переместила пальчики на внешние ребра стоп и спустилась ниже к пяткам, пробежалась по щиколотке, все время наслаждаясь приступами смеха с захлебывающимися в нем вдохами. После этого я резко и с усилием несколько раз провела четырьмя ногтями снизу вверх по всей площади стопы, что вызвало хаотичные рывки всем телом и приступы громкого хохота.


Временно оставив лапы в покое, я дала Ино несколько секунд отдышаться и начала щекотать ему двумя руками правый бок. Уже через несколько секунд Ино максимально вывернулся налево, но мои руки продолжали бегать по ребрам и спине, заставляя его дергаться всем телом в попытке еще больше выгнуться и избежать этих мучительных прикосновений. Его движения стали приобретать хаотический, бесконтрольный характер, а я все никак не могла оторваться от столь сладостного зрелища. Но сознание того, что чувствительность не вечна и ее надо беречь, заставило меня вновь перебежать пальцами на живот, при этом Ино перевернулся на спину и попытался максимально втянуть живот, пряча его от моих пальцев, но не тут-то было. Ноготки как шальные заметались по всему корпусу, не давая не секунды отдыха мечущемуся телу, которое то выгибалось дугой, то начинало метаться из стороны в сторону, мучаемое нестерпимой щекоткой и непрерывными приступами см6еха. Когда редкие вдохи стали окончательно захлебываться в смехе, я опять дала крохотную передышку, всего несколько вдохов, на восстановление дыхания и перешла к пяткам.


Для начала я вновь добавила экстрима, резко проведя ногтями вдоль пяток, вызвав бурю мелких телодвижений и очередной взрыв хохота, а потом начала слегка поскрябывать среднюю, наиболее мягкую часть лап, лишь слегка смещая пальцы и воздействуя на небольшой участок стопы. Эффект от этого выражался в этаком крайне напряженном елозиньи и редких задавленных смешках, что я расценила как не слишком удавшуюся попытку терпеть и быстренько пресекла. Каскад мимолетных хаотических касаний сразу на обоих лапах заставил Ино вновь забиться в путах, тщетно пытаясь получить хоть немного свободы для своих страдающих пяток. Но все безуспешно… он мог лишь сгибать и разгибать пальцы ног.

Я еще несколько раз переходила с лап на корпус и обратно, причем чувствительность к щекотке все это время не ослабевала, и я получала огромное удовольствие от эффекта, вызываемого моими прикосновениями. По истечении некоторого времени, по моим субъективным ощущениям около получаса, было совместно решено, что пора сменить позу. Я отвязала Ино и он перевернулся на живот. После чего мы попробовали применить не столь обычный способ связывания, как описанный ранее.


На этот раз для связывания были использованы только 2 длинные ленты. Заведенная за голову правая рука была максимально притянута к согнутой в колене и захлестнутой назад левой ноге. Аналогично прикрепились левая рука и правая нога. При этом лапы оказывались задранными кверху и практически беззащитными. Вот им-то тут и досталось на полную катушку. Я то слегка щекотала голени и лодыжки, изводя Ино на грани терпимого, то с новыми силами набрасывалась на стопы, пробегая по ним пальчиками и с усилием проводя ногтями, вызывая при этом приступы возни и мелких хаотичных подергиваний, поскольку получившаяся поза значительно сковывала движения Ино. При этом бока и подмышки оказываются не менее беззащитны и тем еще более привлекательны, так что вскоре я переключилась на них, пробежав ноготками по самым краешкам спины и пошебуршив ими над копчиком, что заставило Ино прогнуться. По бокам я стала потихоньку подниматься к подмышкам, постоянно легкими касаниями перебирая пальчиками. Ино пытался извиваться, но это у него не особо получалось, и приступы смеха становились все сильнее. Отрывистыми движениями касаясь боков и краев спины, я заставляла Ино вздрагивать всем телом и биться в путах, уже не помышляя о том, чтобы сдерживать приступы смеха, и судорожно вдыхая воздух лишь для того, чтобы он тут же вышел очередным раскатом смеха.


Слегка дав Ино отдышаться, я вновь переместилась к его многострадальным лапам и стала потихоньку поскрябывать их ногтями, постепенно усиливая давление при касании, при этом он так сильно дергал ногами, что одна из лент все-таки развязалась (сама виновата – аккуратнее завязывать надо). Но это меня не остановило: я распрямила освободившуюся ногу и положила ее на «раскладушку», а сама села сверху, зажав ее своими голенями и тем самым надежно зафиксировав. Прижав стопу одной рукой, второй я начала почесывать ее во всех направлениях. Не забыв пошебуршить под пальчиками, прошлась по бокам стопы и вновь с усилием провела ногтями от пальцев к пятке, при этом меня слегка приподняло от резкого рывка Ино, но подбросить в воздух мой неслабый вес одной ногой слабо даже ему, даже имея стимул в виде нестерпимой щекотки. Еще немного пощекотавшись в том же духе, было решено, что «на сегодня хватит». Ино заметил, что у него падает чувствительность, с чем я не согласилась, тут же подкрепив свое утверждение неоспоримым фактом в виде его хохота, но рассудив, что стоит что-то и на следующий день оставить, развязала путы. Впоследствии Ино признался, что под конец тоже опасался уже за инфантильность своих соседей, когда конечно мог опасаться чего-то кроме самой щекотки.


(продолжение следует)

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно