Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Свадебный сервис Свадебный сервис

* * *


- Простите, тут, вроде, где-то фирма должна быть – «Свадебный сервис». Офис триста сорок четыре.

Охранник отеля задумался лишь на секунду.

- Это… Э-э… За «ресепшен» направо, через стеклянную дверь и там лифт на третий этаж.

Молодая пара прошла через сверкающий многолюдный холл по указанному направлению и оказалась, словно в другом мире: плохо освещенный давно не ремонтируемый коридор, в одном конце которого была лестница, скорее имевшая значение пожарного выхода, ну, и сам лифт – тоже явно не гостиничного типа.

По крайней мере, войдя в него лишь вдвоем, будущие молодожены почувствовали друг друга еще ближе.

Кстати, лифт был рассчитан всего-то на три этажа, при этом, не имея второго. А принадлежность искомого офиса к отелю оказалась всего лишь формальной - находился он, по сути, уже в другом здании. Наличие же такого замаскированного тайного хода и вовсе придавало этому месту что-то магическое.

Впрочем, несмотря на свою удаленность от остального мира третий этаж представлял совсем не удручающую картину: внешняя стена широкого коридора была сплошь застеклена, отчего все пространство переливалось от теплого весеннего света. А буквально у дверей лифта плакат «Свадебный сервис» радушно зазывал за угол.

Здесь тоже одна стена оказалась вся из окон, на другой же были двери неопознанных офисов. Судя по всему, все они были заперты, что и не мудрено в выходной день. Это ж только свадьба – если уже приспичит, то все. Поэтому приходилось работать чуть ли не круглосуточно.

Триста сорок, триста сорок один – везде мертвая тишина… А вот в триста сорок третьем какой-то рабочий собирал в мешок строительный мусор… Триста сорок четыре.

Молодые вошли.

Офис состоял из совсем небольшого холла и двух просторных комнат. Правда, в первой никого не было, а во второй темноволосая девушка лет двадцати пяти - двадцати семи разбиралась за столом с решившими связать свои судьбы навеки.

- Вы машины хотели заказать? – уверенно спросила она вошедших и не ошиблась.

- Подождите немного, сейчас я их отпущу. Можете пока на диванчике посидеть, посмотреть каталоги.

Влюбленные так и сделали, но единственное, что они успели посмотреть, это по сторонам, потому что в комнату вошла еще одна девушка, на этот раз блондинка и вероятно чуть старше первой, но, кстати, как и ее напарница, тоже весьма эффектного вида - обе они, словно сошли с обложек лежащих на столе свадебно-модельных журналов.

Она также задала вопрос про машину и, получив еще один утвердительный ответ, пригласила молодую пару к другому столу, где выложила перед ней каталог имеющихся лимузинов.

Поиск велся совсем недолго, поскольку брачующиеся, получив предварительную информацию по телефону, уже ясно знали - чего хотели, и для окончательного решения им лишь не хватало увидеть авто своего счастья на фотографии.

Их ожидания оправдались.

- Тогда давайте заключим договор, - предложила старшая хозяйка. – Вы как сразу полностью будете оплачивать, или с предоплатой?

- Полностью.

Жених уверенно полез во внутренний карман за кошельком, но когда достиг конечного пути, его лицо поменяло выражение.

- Чего? – его спутница слегка забеспокоилась.

- Да кошелек в другой куртке оставил. Ты с собой никаких денег не взяла?

- Рублей двести.

Следующие несколько секунд они общались одними только глазами, и в итоге решение было найдено.

- Ну, придется за деньгами съездить, а то потом уже некогда будет мотаться, - озвучил его жених.

- Смотрите, только вы часа за полтора уложитесь, а то мы уже будем закрываться?

Словно в подтверждении того, что дела пора сворачивать, в двери заглянул рабочий из соседнего офиса.

- Ну, девчонки, я на сегодня уже все.

- Давай, Семеныч, только ты в наш коридор дверь захлопни – мы уже тоже сворачиваемся, сейчас еще только с одной парой разберемся, - пообщалась с ним та, которая была в комнате с самого начала, поскольку ее клиенты уже пару минут как ушли.

- Так вы через сколько сможете вернуться? – повторила вопрос ее напарница.

- Да, в принципе, - час , час-десять максимум, - ответил парень.

– Ты устала? – обратился он уже к своей избраннице.

Но она не успела даже соврать, что нет.

- А девушка может вас здесь подождать. Можно еще другие услуги посмотреть – у нас здесь и по прическам можно, и платьям… Хотите чаю?

Жених заторопился в путь и, чмокая невесту на прощанье, неуловимым движением легонько ткнул ее пальцами в бок, от чего та передернулась и, тихонько пискнув, расплылась в лучезарной улыбке.

Это и правда было дивное сияние с трогательными ямочками на розовых щечках, но девушку напротив гораздо больше заинтересовала причина, по которой оживилась молоденькая красавица.

Да и ее старшая подруга не оставила происшедшее без внимания.

Стоя у окна, она обернулась на звук, лукавым взглядом смерила издавшую его девушку и заговорчески подмигнула подруге.


* * *


- Хотите, можете куртку снять – у нас жарко, а то пока ваш кавалер вернется…

- Нет, спасибо.

На секунду отвлекшись от просмотра фотографий, платьев и причесок, невеста последовала предложению лишь наполовину и, расстегнувшись, продолжила изучение журнала.

- Может чаю?

Девушка снова подняла голову. Некоторое время она словно раздумывала, хочет ли она чаю, но в итоге снова последовал вежливый отказ.

- А вот эта модель вам явно подойдет. Да и прическу такую же можно сделать.

Шатенка, видимо, попала в точку, да и тяжело было ошибиться, видя, как вдохновенно их гостья рассматривала очередную страницу.

- Вот подойдите к зеркалу, а я журнал рядом подержу – прямо, как будто вас фотографировали.

Наконец девушка смущенно согласилась раздеться. Она сняла куртку, обнаружив под ней коротенькую кофточку, одетую прямо на голое тело, и подошла к большому зеркалу.

- Давай правой рукой себе волосы в пучок собери… Вот, держи их так… Другая рука на бок… Журнальчик сбоку… Ну, найдите восемь отличий?

Девушке явно понравилось увиденное отражение, она даже кокетливо отклонилась в сторону, от чего ее талия с той стороны, где рука придерживала на голове пучок волос, еще более обнажилась – через секунду мягкая ладонь соблазнительницы на «примерку» тихо приютилась на этом месте.

От этого невинного касания красотка насторожилась, как антилопа почувствовавшая приближение охотящейся львицы, и готовилась отпрянуть даже от малейшего шевеления пальца на своей безумно чувствительной коже.

Сама же хищница не спешила реализовывать свои планы – она словно старалась сначала загипнотизировать милое наивное создание, чтобы уж совсем лишить ее возможности к какому-либо сопротивлению.

Шатенка, не шевелясь и даже не мигая, наблюдала за прелестным отражением, чувствуя, что волнение ее пленницы все усиливается. Та уже не могла скрывать своего учащенного дыхания, а нежно-розовый румянец на щеках превратился в пунцовые пятна.

Пожалуй, еще минута, и она свела бы себя с ума от фантазий, что будет дальше, но, наконец, нагнавшая на нее ужас ладонь чуть сдвинулась в сторону ямочки пупка.

Это движение вернуло впечатлительную особу к не такой уж страшной реальности, которая вызвала у нее лишь легкую инстинктивную усмешку и разворот в сторону от приближающейся опасности.

Впрочем, отступив от шатенки лишь на пол шага, щекотливая невеста снова замерла, умоляюще глядя на коварную хозяйку, которая, словно не веря в результат проведенного эксперимента, шепотом спросила: «Щекотно?».

Снова зардевшись, девушка лишь молча кивнула, а неотступная ладонь снова двинулась навстречу трепетному животику.

- Не надо, - отступая назад, прошептала недотрога и, в надежде защититься выставила вперед свои изящные кисти.

Наступавшая даже не попыталась избежать встречи с ними. Напротив, она с готовностью обхватила тонкие запястья и стала двигать руками, словно делая зарядку: вперед – вниз, вперед – вниз, а теперь перехлесты…

Эта странная забава слегка отвлекла юную гостью от мучительных ожиданий, но когда при очередном упражнении ее рукам придали положение вверх – в стороны, чьи-то юркие пальцы мигом нырнули в открытее подмышки.

- Хииу! – взвизгнула невеста, одновременно вырвав руки из захвата и крепко прижав их к бокам.

Конечно, этот маневр не давал блондинке особо порезвиться на занятой позиции, но даже легких намеков на шевеление было достаточно, чтобы пленница начала ритмично съеживаться и еле слышно «хихикать».

В это время младшая хозяйка, немного понаблюдав за этим замысловатым танцем, решила внести в него некоторое разнообразие. Легкого перебора в районе пупка для этого оказалось более чем достаточно – завизжав, девушка буквально сложилась пополам, а когда руки блондинки проехались по ее ребрышкам, она чуть не рухнула на пол, но ее вовремя успели поддержать.

- Ты чего, так щекотки боишься?

Но в ответ сквозь тяжелое дыхание донеслись лишь какие-то нечленораздельные звуки.

- Ну, все садись на диван… Давай, каталоги будем смотреть…

Сложно сказать, поверила ли невеста этим обещаниям, или просто обрадовалась возможности покинуть место, где подверглась такой атаке, но она буквально вприпрыжку бросилась к дивану и устроилась в его дальнем углу.

Хозяйки же, весело переглядываясь, направились вслед за ней - шатенка села рядом, а старшая устроилась сзади за спинкой дивана.

- Так какое платье тебе понравилось?

Девушка боязливо потянулась за журналом, но когда шатенка лишь приподняла руку, мгновенно изобразила что-то вроде боксерского блока.

- Ты чего? Я только руку положить.

Младшая хозяйка и, вправду, лишь дружелюбно приобняла гостью за плечи.

- Тебя, кстати, как зовут?

- Лиза.

- А меня Татьяна, а она – Маша. Ты, Лиза, не бойся, смотри спокойно - мы тебя еще успеем защекотать.

В девичьих глазах вспыхнул умоляющий вопрос: правда ли это, или такая шутка?

- Да смотри ты. Разволновалась.

Эти слова Лиза восприняла, как подтверждение того, что про «защекотать» была лишь шутка. Она обратилась к журналу, но всецело предаться созерцанию было довольно сложно, поскольку неугомонные пальцы ее соседки по дивану медленно поглаживали ей руку с внешней стороны.

Казалось, это были абсолютно безобидные касания, но, стоило шатенке лишь обозначить скользящее движение к подмышке, как просмотр журнала был моментально прерван резким наклоном в сторону к поручню дивана.

Впрочем, это мало помогло «беглянке»: во-первых, ничто не мешало шатенке дотянуться до ее тела и там, а во-вторых, пока еще безучастная блондинка, караулившая за спинкой дивана, могла в любой миг подключиться к забавной игре. Что она, собственно говоря, и сделала.

Самыми кончиками пальцев старшая хозяйка легонько потеребила красавицу на затылке, и нежный переливчатый смех расплескался по комнате.

А неуемные пальчики без какой-либо паузы продолжали свое путешествие: за ушами, по шейке, забирались под подбородок, иногда даже делали вылазки на обнаженные плечи, - и все это сопровождалось ровным заливистым хихиканьем.

Причем, Лиза даже не пыталась сопротивляться – то ли не имея на это сил, то ли понимая бесполезность этого. Она только невольно ежилась, что, впрочем, нисколько не нарушало процесса.

- Хихи, хихиХИ, ихе-хихиХИ… УИУ! ХА-ГЕХАУ!!!

Спустя пару минут переливчатые трели были нарушены мягкими тычками в девичьи бока, на которые шатенка давно облизывалась. От этого Лиза свернулась, как дождевой червяк, через которого пропустили электрический разряд.

Еще одно прикосновение, и она сползла бы на пол, но хозяйки офиса сделали паузу, что задержало согнутую пополам девушку на самом краю дивана.

Как же она была сейчас восхитительна и притягательна! Возбуженный горящий взгляд, раскрасневшееся с легкой испариной лицо и прилипшими на лбу прядями, растрепанные волосы, изящное нежное тело, которое благодаря беспорядочным дерганьям уже практически полностью освободилось от и без того не слишком целомудренной кофточки. И от ощущения полной доступности этой прелести, желание властвовать над нею становилось просто нестерпимым.

Наконец шатенка снова потянулась пальцем к беззащитной спине – совсем медленно, с наслаждением ловя каждую мелочь в реакции щекотливой жертвы на это приближение.

А та, не меняя согнутого положения, просто повернула голову в сторону наступающей угрозы и тяжело вздохнула. Казалось она просто готовит свои легкие к очередной порции смеха и прикидывает, куда лучше ретироваться в случае очередной порции щекотки, но когда до чувствительных позвонков оставалось лишь пару сантиметров, ее глаза вдруг неистово сверкнули, и распрямившись, как пружина, Лиза сама ринулась в атаку.

- ЫУУ! НЕ НААДО! ХВА… ЫХА-ИХАУ!!! ИИИ-хаха-хи-ХАХА… ХВААА….ТИТ!!!

Шатенка буквально захлебнулась смехом, стоило Лизе размять ее талию, но ее мучения оказались совсем недолгими. Правда, вряд ли посететильница «Свадебного сервиса» смилостивилась на крики о пощаде – скорее она просто испугалась своей прыти, и в этом была ее ошибка.

- Ну, все! – еще тяжело дыша, шатенка агрессивно повернулась в сторону юной невесты, которая уже снова приняла позу калачика, явно предвидя наказание.

- Так, давай ее руки держи, - предложила пострадавшая старшей подруге, и та полезла выковыривать их откуда-то из-под Лизиного живота.

Немного пошабуршав там, она плотно обхватила запястья и попыталась вытянуть их из укрытия.

Сопротивление было чисто номинальным, и блондинка, наверняка бы, справилась. Но дабы избежать лишних усилий, шатенка снова легонько прострелила пленнице бока, за счет чего полностью лишила ее дееспособности. В следующий миг хрупкие руки были заломлены наверх за спинку дивана, сделав тело их хозяйки, включая подмышки, абсолютно доступным для каких бы то ни было манипуляций.

Однако их пока не последовало.

- О, давай ее сразу на диван положим и свяжем, чтобы не брыкалась, - шатенка проявила новую инициативу.

- Связать тебя?

Блондинка наклонилась сзади к самому лицу пленнице так близко, что почувствовала тепло ее разгоряченных щек.

Получив вместо ответа лишь взмолившийся взгляд, она с чувством лизнула левую подмышку, отчего Лиза едва не свернулась спиралью.

- Свя-зааать, - нараспев ответила сама вопрошавшая и вместе с подругой приступила к работе.

Они вязали невесту свадебными шелковыми лентами, предназначавшимися для украшения машин.

Возможно, через неделю именно эти разноцветные полоски и красовались бы на лизином лимузине, ну, а пока они мягко опутывали ее запястья, обратными концами крепко прижимая их к спинке дивана.

Хозяйки «сервиса» принимали все меры предосторожности, чтобы их жертва не вырвалась в процессе связывания, но та, видимо, от ужаса предстоящей экзекуции, буквально оцепенела, и лишь непрерывно моргала глазами.

Когда все необходимы приготовления были закончены, шатенка разулась и взгромоздилась Лизе на бедра, а блондинка села на стул возле ее изголовья.

- Ну, что, красавица, тебя сразу защекотать, или с перерывами?

Девушка ничего не успела ответить – четыре десятка пальцев одновременно коснулись ее живота и подмышек.

Они кружили по нежному телу, как зимняя поземка – то чуть замедляя свой замысловатый танец, то вдруг оживая вальсирующим вихрем, при этом, даже сами, совершенно, не подозревая, где окажутся в следующий момент.

Они щекотали Лизу везде. Пальцы блондинки непрерывно блуждали по подмышкам, шее, груди. Порой паучками забирались по внутренней части рук к локтевому сгибу, почесывали за ушами, от чего Лиза начинала ужасно смешно втягивать голову в плечи и отрывисто скулить. Она чувствовала щекотку даже на лбу и щеках, хотя и не столь нестерпимо.

Впрочем, когда блондинка заглядывала туда, передышки от смеха все равно не получалось – попробуйте не смеяться, когда одновременно с этим забавляются вашим животом и боками, а шатенка не знала устали.

Самой чувствительной у Лизы оказалась нижняя часть животика, особенно там, где начинались паховые складки. Впрочем, когда ей скользящими движениями легонько разминали ребрышки, было не намного спокойнее – и она хохотала, хохотала, хохотала…

Лиза даже практически не дергалась – все силы у нее уходили в безудержный истошный смех, который на мгновения чуть затихал лишь для того, чтобы набрать больше воздуха и зазвучать с новой силой.

Ее щекотали не более пяти минут, но она уже так разгорячилась и вспотела, что воздух над ней, казалось, дрожал от теплых испарений.

Наконец щекотка прекратилась, и Лиза тяжело выдохнула. А потом еще, но восстановить дыхание оказалось не так-то просто.

- Бедняжка, - растроганная шатенка даже слезла с ее бедер и ладонями стала разгонять капельки пота, обильно выступившие на девичьем теле.

Блондинка же то же самое делала с распаренным лицом.

Лиза постепенно приходила в себя, а мягкие поглаживания даже стали доставлять ей все больше и больше удовольствия, придав лицу довольно благостный вид.

Заметив это, хозяйки офиса решили немного потешить девушку и расширили область ласк – старшая стала легонько массировать маленькие груди, а ее напарница занялась бедрами, выжимая их через джинсовую ткань.

С каждым прикосновением Лиза все больше входила в блаженственный транс – она закатила глаза, чуть приоткрыла рот, а ее тело раскрывалось, словно цветочный бутон навстречу солнечным лучам, подставляя под ласкающие пальцы каждую свою клеточку.

- Ууу, ууу, у…

Когда пальцы блондинки касались нежных набухших сосков, Лиза тихонько постанывала.

Но, что называется, хорошего помаленьку.

То ли умышленно, то ли невзначай шатенка, разминая бедра, подобралась к девичьим коленкам, которые стоило только чуть сжать…

- Щекотно!

Потеряв бдительность, Лиза совершенно искренне напомнила о своей слабости, и по тому, как ухмыльнулись хозяйки, они вовсе были не против вернуться к прежнему развлечению.

Шатенка сразу же навалилась всем телом на лизины бедра и, заведя руку назад, снова начала потихоньку сжимать пальцами предательское колено, одновременно наблюдая за реакцией девушки.

Некоторое время та еще пыжилась, сдерживая смех, но в какой-то момент плотину терпения прорвало.

- ИУ-И-ХАУ!!! Не надо щекотно!!! ХВА… АХ-ХИхи-ХВАУ!

Шатенка пока еще не отступила от примитивных ритмичных сжатий. Но и этого хватало довести Лизу до грани истерики.

Впрочем, она довольно быстро приняла руку с колена, переложила ее на трепещущий животик, и ласково похлопывая, спросила: «- А как насчет пяточек?»

Уже от одного вопроса Лиза начала хихикать, а когда блондинка стала расстегивать ей молнии на сапожках, к набору смеющихся звуков еще добавилось причитание «нет».

- Нет, нет, хе… не.. хиХА… пожалуйста… я умру… нет… хиУ…

А сапожки тем временем уже оказались на полу, причем в процессе их снятия, капроновые черные носочки довольно сильно сползли, полностью обнажив на одной ноге щиколотку, а на другой даже слегка приоткрыв земляничного цвета пятку.

- Ой, красота! А где наши пальчики?

- Иии, ИИИ! ИИИИИ!!!

По мере того, как блондинка, взявшись за кончик носка, освобождала от него изящные ступни, лизин писк все более нарастал.

- УВАУ! – старшая хозяйка не могла скрыть своего восхищения увиденным, когда носочки оказались стянутыми полностью. – Ну, что посчитаем пальчики?

Лиза снова начала смеяться еще до того, как до нее дотронулись, а когда на каждой цифре ее легонько тыкали в пальчик, начиная с мизинца, к девичьему смеху добавились громкие взвизгивания.

- Триии…, - растянуто произнесла блондинка, чуть задержав касание.

- Чее-тыы…

- ХиХиуау, хиХАу…

- А это пяяять…

С этими словами блондинка поскребла ногтем основание большого пальца, и если бы Лиза смогла воплотить испытанное ощущение в смех, то, наверное, просто бы лопнула. Но засмеяться она не смогла – ее дыхание перехватило, и широко выпучив глаза, она лишь мелко и часто заерзала ступнями по дивану.

Дождавшись, когда пленница оттаяла, блондинка просто провела пальцем по середине подошвы, и прозвучавшая в ответ трель хохота продемонстрировала, что Лиза пока была жива.

- Блин, я тоже ее хочу за пятки пощекотать.

- Да пожалуйста, бери правую ногу, а я левой займусь.

С этими словами блондинка снова перешла за спинку дивана, положив на нее босую лизину ступню и взяв ее одной рукой в охапку.

Шатенка же села, облокотившись о спинку и положив ногу на ногу, с тем расчетом, что между ними оказалась другая босая ступня пленницы, причем без каких-либо шансов вырваться.

И представление началось.

Это была комедия – наверное, самая веселая из всех комедий. По крайней мере, смех и радостные визги во время действия не прерывались ни на мгновенье, хотя действие было предельно простым – неспешное шевеление пальцами по голым подошвам.

Боже мой, какими же они были славненькими! Их хотелось ласкать бесконечно, нежно поглаживая, легонько поцарапывая пятки, аккуратно разминая пальчики, облизывая и целуя.

Именно всем этим хозяйки «Свадебно сервиса» и занимались, заливая щекотку в каждую бороздку мягкой теплой кожи, давая приют под каждым ноготком, растворяя в каждой капельке, выступившего между пальчиками и вокруг пяток пота.

Щекотка была столь обильна, что она уже просто не умещалась в миниатюрных ступнях и возбужденной волной захлестывала подколенные впадинки, мурашками заливала бедра, устраивала водоворот на животе, а отдельные брызги даже достигали подмышек, оседая совсем уже мелкой пылью между лопаток…

А Лиза извивалась, как рыбка, выброшенная на берег, но бесполезно искала спасения.

Ее смех, поначалу, размеренный и звонкий, давно уже перешел в гортанное клокотание ночной птицы. А ее ножки все щекотали и щекотали.

Правда, иногда Лизе удавалось полувырываться то одной, то другой ногой, но они тут же оказывались в еще более крепких объятьях, и через подошвы врывалась еще более мощная волна щекотки.

- Блин, сколько она так может выдержать, я уже сама устала? - усмехнулась шатенка, нащупав новое щекотливое место – на этот раз на своде ступни.

- Сейчас.

Блондинка на несколько мгновений прервала процесс и, одной рукой продолжая удерживать лизину ножку на спинке дивана, другой потянулась к столу и взяла с него давно затупившийся цветной карандаш.

Вооружившись им, она еще крепче стиснула свой объект, навалившись на него всем телом, и энергично сделала первый штрих.

Эффект превзошел все ожидания – Лиза издала дикий вопль и так вздрогнула, что шатенка не удержала свою ногу, которая по инерции еще некоторое время болталась в воздухе, пока ее не зафиксировали обратно.

- Тань, держи ее крепче.

Шатенка решила максимально последовать совету подруги и даже пошла на то, чтобы не щекотать самой, но зато намертво вцепиться в босую беглянку двумя руками.

- Сейчас мы ей нарисуем цветочек.

Блондинка усердно приступила к творчеству, доводя выведением лепестков и листиков до полного безумства.

- Красиво?

Прищурившись, она откинула голову, посмотрев на свое художество, словно Рафаэль в процессе работы над Сикстинской Мадонной.

- О-о! – подыграла ей подруга, только листочки надо раскрасить.

- Да, ну - сейчас другой нарисуем.

Приняв такое решение, блондинка начала яростно тереть другим концом карандаша, где был ластик, по всей подошве, чем вызвала у Лизы просто вулканическое извержение хохота и телотрясение, превышающее, наверное, все известные баллы.

Разрушительные последствия происшедшего не заставили себя долго ждать. Сначала шатенка не совладала с доставшейся ей ногой, получив заодно непроизвольный тычок коленом в грудь, а потом и вовсе, каким-то непостижимым образом то ли развязались, то ли порвались ленты, которыми лизины руки были привязаны к поручню дивана.

В бешенных конвульсиях она уже готова была залезть на стену, но блондинка сделала паузу, во время которой младшая хозяйка навалилась на Лизу всем телом и после яростной, но непродолжительной борьбы зафиксировала ее в своих объятиях.

Какое-то время обе девушки лежали неподвижно, пытаясь отдышаться и всецело ощущая трепет тел друг друга.

Внезапно шатенка почувствовала, что ее соски набухли от жуткого возбуждения. Еле уловимым движением она потерлась ими о грудь своей соперницы, от чего сладко засосало под ложечкой.

Шатенка высвободила одну руку и аккуратно приняла с Лизиного лица взмокшие пота волосы, она и сама вся взмокла.

Глаза девушек встретились. Шатенка почувствовала, как от ее виска по щеке побежала струйка пота и капелькой остановилась над верхней губой.

Она уже собралась ее слизнуть, но та неожиданно сорвалась вниз, найдя приют на Лизиной шее.

Губы шатенки медленно последовали вслед за беглянкой…

- Так хватит обниматься, давай ей руки задирай к поручню!

Вмешательство блондинки оказалось совсем нелогичным, но ее младшая коллега переключилась очень быстро.

Романтику на ее лице снова сменила хищная усмешка, и резким ловким движением, она сходу выполнила требование подруги.

Правда та, подойдя к их сцепленным запястьям, почему-то не спешила с новым связыванием Лизы, а задумчивости глядела на распростертые на диване тела.

По прежнему, пребывая в размышлениях, она опустила конец ленты за шиворот своей напарнице, слегка подергав рукой, словно подсекая удочкой рыбу.

- Щеко-иии…

Не изменив меланхоличного выражения лица, блондинка достала свой невод и, закинув его на этот раз на обнаженную руку проверила клев там.

- Маш, хваУтит, не щекочи-ХИХИ…

В ответ кончик ленты затанцевал на запястьях. Визгов и вздрагиваний на этот раз не последовало, но сведенные лопатки и расцветающая улыбка выдавали совсем небольшой запас терпения.

- Маш, я сейчас выпущу ее – давай вяжи!

- Ух, какие мы строгие – вязать видите ли…

Поначалу шатенка не поняла, что происходит – ленты почему-то опутали ее руки вместе с пленницей. Девушка попыталась отреагировать, но видимо, не веря в реальность происходящего, сделала это очень слабо, чтобы помешать процессу. Когда же сомнений в планах старшей подруги уже не оставалось, сопротивление было бесполезным – ее руки, вместе с руками находящейся под ней в партере Лизы были намертво прикручены к поручню.

- Маш, ты че – с ума сошла!?

Но Маша уже уселась на диван и начала задирать подруге блузку, обнажая гладкую девичью спинку.

- Маш, прекратиИ-хаха-Ихи… ХАхиу…

Умелые пальцы легко завальсировали по пояснице.

Затем перешли на бока, сделали несколько «па» на лопатках и нырнули в подмышки…

- Машенька, не надо! Ми… ихи-гагиХа… ленькая…

Наблюдая шатенку сейчас, просто невозможно было представить, что еще пару минут назад это была хладнокровная алчная мучительница. Сама оказавшись в роли жертвы, девушка-вамп визжала, заливалась смехом и умоляла так искренне и наивно, словно это была девочка лет семи. Ее воля была целиком подавлена и, казалось, она готова была сделать все, что угодно: кричать в окно «кукареку», пройтись на четвереньках по улице, выйти обнаженной в холл отеля, - лишь бы избавиться от щекотливых истязаний.

Пальцы подруги атаковали ее словно рой пчел. Татьяне казалось, что они были везде. И от того, что они не жалили ей не было легче. Щекотка, проникая через поры гладкой кожи, заполняла все тело, доходя до мозга костей.

Девушка чувствовала, что ее нутро буквально лопается, как вызревший цветочный стручок, и разлетается мелкой пылью.

Она сходила с ума…

- Пожа…луАХА-хи-ХЕ-иииии… кили-хили-миле…

Но блондинка так завелась, что просто не могла остановиться. При этом она тоже смеялась, но это был леденящий хохот морской сирены.

Лишь когда Татьянин смех сменили гортанные аккорды то ли всхлипов, то ли хрипа, а ее тело стало содрогаться с такой силой, что того гляди раздавило бы находящуюся под ним Лизу, старшая подруга резко сбавила обороты, перейдя на неспешное рисование пальцем по взмыленной спине.

Пожалуй, эти движения, будь шатенка в своем обычном состоянии, вызвали бы у нее гораздо более смешливую реакцию, но после того, что она только что испытала, ее щекотливость заметно притупилась, и она вздрагивала лишь в те моменты, когда рисующий палец пытался заглянуть ей в подмышку.

Как ни странно, блондинка, вместо того, чтобы усилить этот эффект, каждый раз спешно ретировалась и даже все больше.

Вот уже к процессу присоединилась вторая рука. Нежные ладони приласкали талию, прошлись вдоль позвоночника до лопаток, описали по ним несколько нежных кругов, добрались до плеч и шеи, вернулись на середину спины, на секунду застыли – а потом медленно стекли по бокам к девичьей груди и залили возбуждающим теплом набухающие соски.

Одновременно с этим, мягкий язык стал собирать капельки пота между лопаток, и Татьяна не могла сдержаться, чтобы сладко не застонать.

От этого звука по телу блондинки словно прошла волна мелких-мелких иголочек, возбуждающе, они сначала прошелестели по затылку, раззадорили лобок, мимоходом прошлись под коленками и мерцающими брызгами салюта погасли на подошвах.

После этого все нутро девушки было подчинено лишь одному – желанию, желанию!.

Глубоко дыша, она стала лихорадочно снимать с себя одежду, при этом используя каждое удобное мгновенье, чтобы поддержать возбуждение подруги. Блондинка припадала уже обнаженной грудью к ее гладкой спине, покусывала ее бедра, целовала, запутавшееся в волосах лицо.

А когда та, попыталась ей ответить взаимными ласками… Ах, ну, да - конечно, путы были сняты.

Движения девушек становились все более яростными и сумбурными. Они чувствовали, что все ближе к превращению в сплошной фейерверк и казалось, до наступления этого момента боялись не успеть обласкать друг у друга где бы то ни было.

И даже ощущения щекотки, которые каждая из них испытывала в тот или иной момент, только добавляли страсти.

Девушки взорвались практически одновременно – руки каждой еще импульсивно продолжали свое дело там, где их застал этот момент, но перед глазами уже все поплыло, а в сознании были только лепестки и ласточки, да и те потом сменились темной звездной бесконечностью…

Блондинка летела по млечному пути, порой ощущая, как пролетающие мимо кометы задевают ее своими хвостами. Оказывается этот огненный вихрь очень мягкий.

Кометы неслись дальше, но там, где они касались тела или рук, оставались ощущения их следов.

Потом кометы куда-то исчезли. Блондинка вдруг поняла, что мягко приземлилась на какую-то далекую планету – правда рюкзак за спиной создавал определенные неудобства.

Девушка посмотрела вокруг и увидела радугу. Правда она была не на небе, а очень маленькая и упиралась ей в подошвы, от чего было ужасно щекотно…

Взвизгнув, блондинка полностью очнулась. Спиной к ней была привязана ее подруга по офису. Они лежали на разложенном диване, а вокруг них суетилась злорадно хихикающая Лиза.

- Так ты тоже щекотки боишься?

С этими словами пальчики-радуга снова коснулись босых ступней.

- Не наАудуа…

В этот вечерний час в коридоры «Свадебного сервиса» никогда никто не заглядывал. Жених позвонил, что будет через полчаса, максиму – сорок минут. И Лиза подумала: это же уйма времени!

- ЩеекОт… …ихи-ХАХА.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно