Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Она смеяться не хочет
  (Олеся №1)
Она смеяться не хочет
  (Олеся №1)

Олеся считала себя девушкой красивой, также как и многие другие люди. Но ее красота была не стандартной, которая сразу же бросается в глаза и которую невозможно забыть, а такой про которую говорят "Надо понять". Ее интересное лицо с чертами доставшимися от прабабушки, коренной грузинки затягивало русской красотой "заправленной" Кавказским соусом. У нее всегда были поклонники, с первых шагов, которые она делала поддерживаемая отцом. Тогда это были очарованные красотой малютки взрослые, стоило выйти с ней на улицу как со всех сторон сыпались искренние комплименты.

А сейчас Олесе уже 19 лет, за спиной школа и 2 курса местного отделения крупного московского института, которые она закрыла с отличными оценками. Потому что большую часть времени проводила за книгами, предпочитая их гнусным мальчишкам стремящимся затащить ее в кино или на дискотеку. Но летом в институте каникулы, учить ничего не надо и чем-то нужно заполнять длинные дни, одними книгами сыт не будешь, когда на голубом небе постоянно светит солнце. Олеся стала каждый день совершать променад по городским улицам, либо одна, либо под руку с ближайшей подружкой Валькой, "безголовой" девкой, которая в институт поступила только благодаря связям родителей. А продержалась там 2 курса благодаря подсказкам Олеси и снисходительности педагогов. Они обходили кварталы, заглядывали в подъезды, иногда пили горячие напитки в кафетериях и постоянно о чем-то болтали. О чем-то своем девичьем, не интересном даже им самим, наверное. И вот однажды, во время очередной прогулки, они забрели в один из дальних индустриальных уголков города. Длинные серые бетонные заборы полосовали его, они ограждали большие и маленькие разноцветные заводные цеха, некоторые из которых были в явном упадке. И были там жилые дома, построенные когда-то времянки, для рабочих. В подъезд одной из них и зашли девушки.

Это двухэтажное кирпичное здание с облупленными стенами, местами выпавшей известкой и растрескавшимися кирпичами. Вокруг сыро и пахнет гнилью. Они поднялись на второй этаж, лесничная площадка которого освещалась солнечным светом падающим через огромную дыру в крыше. Двери обеих квартир были целы, но только одна плотно закрыта, похоже на замок, а вторая распахнута настишь. А за ней запущенная квартира, в которую уже давно не заходил хозяин, только ищущие укромного местечка для справления нужды. Собственно, этим и был пропитан воздух 5-комнатной коммунальной квартиры. Девушки вошли внутрь, под их ногами щелкали осколки кирпича, штукатурки, плитки и дерева. Постепенно, стараясь не шуметь они осмотрели все комнаты квартиры. Везде было запустение и разруха. Надышавшись пыли Олеся в какой-то момент вдруг громко чихнула. Этот звук гулко разлетелся по квартире, ударяясь об отвыкшие от людей стены. И тут же девушки услышали другой звук, как будто кто-то громко захлопнул дверь. Они резко выбежали из комнаты, входная дверь была закрыта.

Олеся замерла на месте, а Валька озираясь по сторонам пошла к выходу. Неожиданно ей дорогу загородил высокий господин в черном плаще, его лицо было скрыто под маской. Он протянул руку и схватил Валентину за плечо, в ответ она попыталась ударить его по коленке, но неожиданно для себя обмякла и повисла на его руке. Все ее члены стали тяжелыми и тянули к земле. Человек отпустил ее, и Валя упала на пол. Ее грудь тяжело вздымалась. Мужчина стал подходить к Олесе, девушка решила бежать, но вдруг что-то вспыхнуло и квартира которая секунду назад была погребена в руинах стала красивее моднейших салонов. Дорогая мебель, паркет и обои теперь были тут. А девушки оказались в полупрозрачных легких накидках прикованные к двум высоким столам, стоящим посредине самой большой комнаты. И по мере того, как они приходили в себя пытаясь понять что произошло, в комнату входили все новые и новые люди, которые выстраивались вокруг столов.

Самым последним вошел человек в маске. Он кивком головы поприсутствовал всех, и они ответили ему тем же. После этого мужчина подошел к девушкам и резко сорвал с их тел прозрачные покрывала, полностью обнажив их. Присутствующие восторженно ахнули, девушки, наоборот, вскрикнули и рефлекторно попытались прикрыть позорные места. Но цепи помешали им. Они стиснув зубы смотрели на неизвестного. Как вдруг Валя стала хихикать, сначала тихо, а потом все сильнее и сильнее, срываясь уже на хохот. Она удивленна хлопала глазами, которые уже стали наполняться слезами, но не могла успокоиться и продолжала смеяться все громче. Олеся испуганно смотрела на подругу, пытаясь понять причину смеха. А Валька уже заливалась вовсю, извиваясь насколько позволяли путы на столе, будто бы она пыталась уйти от щекочущих рук. Слезы все-таки брызнули из ее глаз и потекли по щекам, Валя закричала во весь голос, чем вызвала смех зрителей. Они стали дружно выбивать ладошами такт, приговаривая какие-то слова. Валя дергалась все сильнее, сжимала пальцы на ногах, руках, крутила и уворачивалась чем только могла. И вдруг затихла. Зрители издали гул разачарования. Олеся тихо позвала подругу по имени, но та не ответила ей, застыв покрытая потом и слезами.

Вокруг раздались громкие апплодисменты. Олеся вздрогнула, посмотрела на зрителей, но смотрели мимо нее. Она перевела взгляд на незнакомца. Он уже снял с себя плащ обнажив красивый торс, на его руках не было перчаток. Но лицо все также скрывала маска. Он ласково посмотрел на Олесю. И положил обе руки на ее голую грудь, которая от этого немного напряглась. Вокруг стало очень тихо, не было слышно никаких звуков. Пока незнакомец не вонзил резко руки в бока девушки, она засмеялась, дернулась, а руки стали перебирать ее ребра щекоча каждый сантиметр нежного тела. Олеся перестала слышать и видить что происходило вокруг, чувствуя лишь пальцы мучителя, каждый из которых казалось жил самостоятельно на ее теле. Она застонала, слезы попали в рот, ей показалось что в комнате вдруг зазвучала музыка, будто кто-то играл на пианино, но разобрать мелодию было сложно. Его пальцы щекотали ей живот, они забегали под мышки, орудовали на боках и она вторила каждому движению щекотальщика то стоном, то криком, то смехом, ее тело билось в цепях стремясь вырваться. И она уже гораздо отчетливее слышала рояль. Это была красивая мелодия, которую исполнял профессиональный музыкант, и это была настоящая игра, не записанная на пленку.

Девушка уже перестала чувствовать свое тело, и даже щекотка не доставляла ей мучений, только тело никак не могло остановиться, реагируя на каждое прикосновение к нежным подошвам, которые щекотальщик по-долгу ласкал; Олеся все вздрагивала, когда его руки заходили подмышки и вскрикивала когда он вонзал пальцы под ребра, но она уже не могла сказать где находилась на земле или на небе. Мысли заволокло туманом и казалось что она даже немного приподяналась над телом. Уши не слышали криков рта, их обволокло красивейшей музыкой. И больше уже ничто не имело значения. Олеся поняла, что это звучит ее тело и каждое прикосновение к нему издавало свой звук, она ощущала прикосновение и тут же слышала звук. А крики или стоны вырывавшиеся сами по себе из горла дополняли эту неземную музыку полутонами. И все-таки Олеся чувствовала, что это дико приятно, ее пронзала дрожь оргазма, когда музыкант подушечками пальцев прикалася к подошвам ее стоп и нежно стучал по ним, словно молоточками.

Ее сознание стало уходить в темноту, музыка заменяться тишиной, когда она ощутила, что ее больше не щекочут, а вокруг вместо музыки гремит что-то подобное грому. Она хотела посмотреть, но глаза были затянуты мутной пеленой.



Олеся и Валька очнулись на полу в той же комнате. На их руках и ногах зияли следы от цепей. И они все также были раздеты до гола. Они обнялись и громко заревели, прохладные слезы побежали вниз по все еще горящим от щекотки телам.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно