Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Тренировка
  (Анжела №1)
Тренировка
  (Анжела №1)

- Нет, не так. Плавнее... - он чуть придерживал руки паренька, жмущего штангу от груди. Почему новички всегда первым делом бегут к штанге...

Паренек, уловив темп, принялся размеренно сгибать-разгибать руки. Вес был маленький, и парень отчаянно старался не краснеть: ему казалось, что все вокруг смотрят на него и ухмыляются.

Семен Андреич поглядел на часы: до четырех оставалось двадцать минут.

- Так, ребята, - громко произнес он, вставая. - Закругляемся!

Народу в зале оставалось человек шесть. Никто не подал виду, что услышал его слова; но скоро один за другим они испарятся из зала, а в душевой молодежь затеет веселую шумную потасовку. С четырех у Семена - персональные занятия, и он очень не любил, когда ему мешали...

Хлопнула дверь. Он обернулся, собираясь поинтересоваться, кого там несет за четверть часа до закрытия... и проглотил слова.

Это была она.


Анжела специально пришла на занятия пораньше – не любила она опаздывать. К тому же так у нее было время посмотреть на то, как Семен Андреевич занимается с другими ребятами. Ей нравилось ходить на тренировки, и во многом это была заслуга их тренера. Он никогда ни на кого не кричал, хвалил, когда упражнения выполнялись правильно и подбадривал если что-то не получалось. Веселый, остроумный, в карих глазах прыгают задорные чертики.

Тренировки у него всегда проходили легко. И даже усталость после них была приятной. С каким бы плохим настроением она не приходила в спортзал, как бы не было тяжело, после занятий самочувствие и эмоциональный были неизменно отличными – это как подзарядка энергией. )

Анжеле казалось, что она не добивается нужных результатов, посещая групповые занятия, и поэтому она попросила Семена Андреевича позаниматься с ней индивидуально.


- Проходи, - он постарался, чтобы улыбка не вышла более теплой, чем те, что доставались другим. Казалось бы, что такого, что тренер отличает симпатичную девушку... а вот поди ж ты. Не хотелось ему давать повод ни для разговоров, ни даже для мыслей. По крайней мере, в отношении нее.

Анжела выбрала скамейку для отработки пресса и улыбнулась Семену:

- Вы не поможете?..

Он прижал ее щиколотки к шершавой ткани, девушка закинула руки за голову и принялась качаться. Не слишком усердно - но старательно доставая лбом руки Семена. Когда она разгибалась, то делала это так вкусно... он с трудом сдерживал улыбку. Причем ничего особенного вроде бы и не происходило - другие вряд ли могли что заметить. Чертовка умудрялась демонстрировать это ему одному при полном зале народу.

И каждый раз, разгибаясь, старалась поймать его взгляд.


Она не могла объяснить себе, зачем это делает, зачем постоянно провоцирует Семена. Ей было важно его одобрение, внимание… Даже спортивную форму Анжела подобрала так, чтобы смотреться в ней как можно более соблазнительно – коротенькие шорты, облегающая маечка, оставляющая открытым загорелый животик…

Вот сейчас… вроде ничего такого – лежит себе, пресс качает, слегка закусывая губу от старания… смотрит в потолок.. но прекрасно видит КАК он на нее смотрит…. )))

- Пятьдесят во.. восемь, пятьдесят девять, шесть... десят! Фух! Спасибо! - Девушка спрыгнула на пол, порозовевшая и очень соблазнительно запыхавшаяся. Стрельнула в него глазками и продефилировала к велотренажеру.

Семен оглядел зал. Оставался один мужик, он всегда уходит самым последним, и тот несчастный паренек, собравшийся, похоже, здесь заночевать. Как на экзамене...

Он помнил свое студенчество. Славное было время... зачеты, начинавшиеся в девять утра и заканчивавшиеся во мраке ночи, в давно опустевшем здании...

Отчаянно захотелось закурить. Как жаль, что ты бросил, напомнил он себе. Курящий тренер - это моветон.

Часы негромко пискнули. Мужик слез со своего блока и потопал на выход.

- Эй, молодежь! - окликнул Семен. - Кыш-кыш-кыш!.. Кто здесь временные, слазь, кончилось ваше время!

Тот вздрогнул, оторвался от любимой штанги, стрельнул глазами в сторону Анжелы... но претензии предъявлять не решился. Поплелся в душ.

Анжела поудобнее устроилась на сиденье тренажера, выпрямила спинку…

- Семен Андреевич, а можно я сегодня не 5, а 3 километра проеду – нога побаливает.

- Лентяйка ты Анжелка, но так уж и быть!

Девушка скорчила рожицу, показала тренеру язык и принялась медленно крутить педали, исподтишка наблюдая за Семеном. Мелькнула мысль, что надо бы сегодня побольше внимания уделить тренажеру, развивающему мышцы рук. Упражнения на всякие там бицепсы-трицепсы было у нее самым нелюбимым и она всегда старалась под любым предлогом от них «отмазаться»

Закончив вращать педали, девушка бросила быстрый взгляд на ненавистный тренажер для рук и решила пока немножко побегать – насколько позволяет больная нога. Беговая дорожка стояла в другом конце зала. Проходя мимо Семена, еще раз бросила на него быстрый взгляд и едва заметно ухмыльнулась. Подошла к тренажеру, взялась руками за поручи, чтобы частично перенести нагрузку на руки, и медленно побежала.


Он бродил по залу, разбирая и раскладывая по местам снаряды, проверял, не забыл ли кто чего. И в зале, и в раздевалке висел плакат: "Граждане, уходя, не забывайте в спортзале свои подозрительные вещи!" Плакат не помогал.

Обойдя зал, он вернулся к девушке, глянул на спидометр:

- Ты уже девять кэмэ пробежала... почти.

Она фыркнула, но Семен был настойчив:

- Уймись! Отмеряешь сейчас недельную норму - куда завтра побежишь? От стрессовых нагрузок голова болит, а мускулам плевать...

Анжела сморщила носик, но послушно направилась к следующему снаряду. Сиденье и штанга еще хранили чужое тепло, гриф удобно ткнулся и буквально влип в ладони. Как замерзший щенок...

Она попыталась поднять штангу из-за головы, но охнула и чуть не уронила: вес оказался велик.

- Ты что! - Семен заметно рассердился. - Уронишь на шею, и привет! Дай-ка...

Он снял большие блины, добавил пару маленьких. - Попробуй сейчас.

Девушка потянула снова, на этот раз штанга пошла на удивление легко. Она принялась сгибать и разгибать руки.

- До конца, до конца! - он чуть придавил гриф сверху, почти уложив штангу ей на плечи. Так действительно было трудней; а может, она начала уставать...

Семен стоял за спиной девушки и любовался. Симпатичной стройной фигуркой, изящным изгибом шеи и бьющейся голубой жилкой на ней, нежным ушком... Она чуть нагибала голову, но это нестрашно, это инстинкт, который скоро пройдет - как только она поймет, что ушибить себя штангой в таком положении непросто...

Он придержал ее локти, сводя их ближе друг к другу:

- Вот так... локти должны сгибаться вперед, а не в стороны...

Руки свои он не убирал; чуть только Анжела опять начинала разводить локти, они натыкались на крепкие теплые ладони. Постепенно они оказывались все ближе и ближе - и ей ничего не оставалось, кроме как просто сделать то, чего от нее хотят...

Наконец у нее стало получаться. Руки Семена были так близко, что они оба чувствовали тепло друг друга. И тут он дотронулся самыми подушечками пальцев до нежной персиковой кожи внутренней стороны ее рук, и провел вниз. От локтей через подмышки, по ребрам, и до открытых девичьих боков...


Анжела вздрогнула и чуть не выронила штангу. Легкое прикосновение его рук оказалось ужасающе щекотным! Она с детства боялась щекотки и всегда верещала когда кто-то в шутку или намеренно пытался ее пощекотать. Но ощущения, которые она испытывала сейчас были неожиданными – щекотно... но на удивление приятно.

По телу побежали мурашки, сердце стукнуло невпопад и забилось…

Она старалась дышать ровно и продолжала выполнять упражнение, правда более медленно, чем до этого. Причина снижения темпа была проста – Семен, убедившись, что девушка не собирается сдаваться, вновь принялся легонько постукивать пальчиками по нежной талии.

Девушка чуть дергалась, пытаясь избежать прикосновений

- Ай! Ну Семен Андреевииич! Я сейчас штангу уроню!

- Не надо, - его вкрадчивый голос раздался у самого ее уха. - Просто немного усложним задачу... продолжай, не отвлекайся. Не забывай, терпение и настойчивость...

Его пальцы трогали ее едва слышно, но ни о каком продолжении упражнения для Анжелы уже не могло идти и речи – все внимание было сосредоточено на этих легких касаниях. Она слегка повизгивала, кусала губы от напряжения и из последних сил удерживала штангу над головой.

Наконец Семен сжалился и принял гриф из ее ослабевших рук. Девушка тут же прижала локти к бокам и расхихикалась, постепенно успокаиваясь. Обернулась, лукаво стрельнула глазками.

- Нда, - Семен глядел в ее смеющиеся зрачки и кусал губы, чтоб не рассмеяться вслед. - Слабовато, Анжелика. Этому упражнению в будущем следует уделять больше внимания. Напомни мне завтра. Марш! - он легким хлопком ладони указал курс.

Шум воды в душевой стих. А через пару минут погаснет и полоска света под дверью в раздевалку...

Анжела фыркнула в ответ на его последние слова, гибко выпрямилась и, отчаянно виляя бедрами, отправилась по заданному маршруту.

Он снова загремел блинами. Ладони были горячими и слегка влажными.


Украдкой потирая ребра, она подошла к тренажерам для накачки ног и, подумав, выбрала блок для жима голени стоя - тот, где нужно приседать, положив на плечи подушечки на рукоятях. Самостоятельно убрала лишний груз, притиснула на всякий случай локти к бокам и, выдохнув, отжала блокиратор.

Однажды она попалась: не посмотрев, сколько груза оставлено предыдущим "качком", вот так же убрала блокиратор - и даже смогла присесть, не теряя достоинства. Один раз... А потом с минуту извивалась под непомерной тяжестью, которая не позволяла разогнуть ноги ни на сантиметр. Пока Семен Андреевич не заметил ее неуклюжих барахтаний.

Как хорошо, что это было давно, подумалось ей. Кто знает, случись это сейчас - не воспользовался ли бы он такой возможностью, ее случайной уязвимостью?..

Лицу вдруг стало жарко; Анжела внезапно поняла, что не знает, какая из охвативших ее эмоций сильней - страх перед возможным повторением того, что было несколько минут назад, или... робкое желание?.. А что, если...

Семен глядел на нее сзади, наблюдая, прямо ли его подопечная держит спину, доводит ли приседания до конца, насколько равномерно тянет вес... Но мысли его были далеко.

Только что он обнаружил абсолютно невинный, безобидный, даже детский способ касаться ее невзначай, - не вызывая любопытных взглядов, не привлекая внимания, игривый - и в то же время невероятно чувственный. От ее реакции на его первое касание Семена словно пробило током; а она...

А Анжела восприняла это как нечто естественное и само собой разумеющееся. Как флирт? Да, скорее всего. Он видел, что она разволновалась не меньше его. Ну... может быть, на самую чуточку меньше.

Кто может с уверенностью сказать, насколько девушке понравилось то или иное?.. Но, во всяком случае, против она не была.


От размышлений Семена отвлек звонкий голос Анжелы:

- Семен Андреевич, я все правильно делаю?

Семен взглянул в сторону девушки, машинально отметив про себя, что нагрузка была девушке вполне по силам.

- Правильно-то правильно, только ты опять ленишься – почему приседаешь не до конца, а?

- Устала… - и голос такой.. капризно-игривый )

- Усталааала – передразнил он подопечную – давай, еще 10 приседаний и к следующему тренажеру

Наконец упражнение было закончено, девушка потянулась, разминая плечи, и медленно пошла в сторону очередного, самого ненавистного тренажера. «Опять эти бицепсы-трицепсы» – ворчливо подумала она про себя.

Устроилась на узком кожаном сиденьи, положила локти на специальные подушечки, поудобнее взялась руками за поручни и начала медленно сводить-разводить руки перед собой... но делала это лениво, рассеянно.

Сосредоточиться на упражнении не давали две вещи: во первых она уже действительно устала, а во вторых при таком положении рук бочка оставались опасно открытыми, что не давало девушке покоя. Она взялась за поручни так, чтобы прикрыть руками бочка и продолжила упражнение; так конечно было спокойнее, но эффективности от упражнения – никакой.

Заметив, что она опять отлынивает, тренер направился к ней с самым сердитым и решительным видом (строгость была напускной, но ей об этом знать было необязательно).

- Халтуришь! - Семен взял ее за локоть (девушка дернулась) и вернул его на место. Обошел ее и повторил процедуру с другим локтем... Девушка сжимала зубы, с трудом заставляя руки сохранять требуемое положение. Но близость тренера, стоящего в шаге от нее, давила каменной плитой - сделав еще два или три движения, она отпустила поручни, и, обхватив себя за бока, снова истерически расхихикалась.

- Какая ты сегодня веселая, - Семен демонстративно отошел на пять шагов, встал перед ней и скрестил руки на груди. - Смотри! Смотри на меня! Видишь? Я не могу тебя коснуться, давай еще раз...

Анжела попробовала еще раз. Но все попытки занять необходимую позицию потерпели неудачу, - она просто не могла себя заставить. Под его пристальным насмешливым взглядом девушка ощущала себя очень... неуютно; а от непрошенных мыслей о его таких любопытных и вездесущих пальцах она впадала в натуральную истерику.

- Ладно, отдохни пока, - он наконец рассмеялся в ответ. - Вернусь через пять минут; чтоб к тому времени ты была уныла как бюрократ, и трудолюбива как Сизиф!

Он вышел из зала, хлопнула дверь тренерской каморки.


Анжела прикрыла глаза, сделала пару глубоких вдохов, стараясь успокоиться. «Да что со мной такое, в конце-то концов?». Вновь положила руки на поручни, прижала локти и принялась медленно выполнять упражнение, стараясь отогнать прочь мысли о том, что в таком положении ее бочка и животик были открыты и абсолютно беззащитны.


Обойдя душевую и раздевалку, Семен запер последнюю на ключ и вернулся в зал. Карманы его чуть заметно оттопыривались.

При его приближении девушка снова бросила рычаги и засмеялась. Потом, собравшись с духом, насупилась и вернула руки на место. Но, сделав пару жимов, скорчила гримаску:

- Ну Семен Андреич... я устала!..

- Анжел, ты сегодня постоянно отлыниваешь - он был непреклонен. - От всего комплекса упражнений сделала от силы треть. Или ты хочешь, чтобы говорили, будто у меня занимаются одни лентяи и халтурщики?

Он подошел к ней сбоку, положил свои ладони поверх ее, сделал вместе с ней несколько движений... Однако стоило ему убрать руки, как она опять съежилась и обхватила себя за бока, - со смешинкой поглядывая на него снизу вверх.

- Так... - он грозно посмотрел на нее. Под его взглядом она, как загипнотизированная, подняла левую руку и взялась за рычаг. Семен полез в карман и, к ужасу и радостному недоверию Анжелики, добыл оттуда рулон эластичного бинта; спокойно и неторопливо он принялся приматывать ее запястье в холодному металлу и теплой кожаной подушке.

Широко открытыми глазами, в которых бурлило море эмоций, девушка закусив губу следила за действиями тренера. Его глаза оставались непроницаемы, и только в темной глубине их танцевало что-то... что-то...

Повторив операцию с другой рукой девушки, он сел перед ней на корточки. Она продолжала смотреть на него, не шевелясь; с начала его действий не было сказано ни единого слова.


Они сидели и смотрели друг другу в глаза, молчание затягивалось. Наконец он поднял два пальца "козой" и пошевелил ими; издав длинный пронзительный визг, девушка зажмурилась и рефлекторно сдвинула руки. Рычаги сошлись перед ее лицом с громким лязгом.

Ничего не происходило; девушка решилась приоткрыть глаза и позволить грузу упасть на свое место.

- Вот видишь как здорово, - подбодрил тренер. - Давай еще раз! - Он снова поднял руку.

- Не на-адо!! - смеясь, девушка снова загородилась. Но на этот раз отказалась "открываться"; сцепив пальцы в замок, можно было сколько угодно оставаться в таком положении. Лишь бы не видеть его лица и быстрых пальцев...

Тренер огорчился. Тренер выразил свое огорчение словами легкой укоризны. Потом более настойчивой просьбой. Потом обошел ее сбоку и сзади, и легонько тронул тонкие ребрышки...

Девушка пронзительно взвизгнула, но рук не расцепила.

- Анжел, ну давай, постарайся, еще 15 жимов и так уж и быть – на сегодня свободна.

Она отрицательно помотала головой, не сделав ни милейшей попытки продолжить упражнение.

- Ладно... или ты занимаешься.. или…

Его пальцы зашевелились под самым нижним ребрышком девушки, легонько поглаживая и пощипывая нежную кожу. Анжела заверещала и тут же расцепила руки, рефлекторно дернув их вниз - со все возрастающей паникой понимая, что ничего не выйдет...

- Вооот. Молодец, а теперь своди…

Его пальцы ни на секунду не отрывались от ее бочков, мягко пересчитывая ее ребрышки. Она хохотала уже в полный голос, извивалась, стараясь увернуться от его пальцев и просила его остановиться.

Ощущения были пронзительной остроты и силы. Она никогда не думала, что может быть ТАК щекотно от легких в общем-то прикосновений. И в то же время… хотелось еще..


Девушка в его руках была... необычайно теплой. Мягкой, нежной. Своей.

Почему-то ему думалось о ней именно так.

Он почти утратил контроль над своими пальцами - казалось, они изучали, ласкали и сладко мучили Анжелу сами по себе, он не мог приказать им остановиться. Заливистый смех девушки кружил ему голову, заражал весельем и какой-то невыразимой словами свободой, - он словно вырвался из душной темницы, и парит теперь в бескрайней недосягаемой выси...

Анжела извивалась, выгибалась вперед, подскакивала на узком сиденьице, пытаясь вывернуться из его рук. Но - как-то не по-настоящему; будто желая, чтобы через секунду они нашли ее вновь...

И они находили. Застывали на узкой талии, чтобы впиться через миг острым буравчиком, пронзающим девушку как удар тока. Заползали на животик быстрыми паучками, заставляя Анжелу сворачиваться в клубок, исступленно хихикая. Бродили по ребрышкам, мягко перебирая их, но иногда впиваясь внезапно затвердевшими кончиками пальцев. Забирались в подмышки - и девушка теряла дыхание, выгибаясь мостиком...

Казалось, этому не будет конца.

- Ну хва-а-а-а-ха-ха-ха-ха!! - на остатках дыхания закричала девушка, и Семен опомнился.

На миг задержал руки на горячих боках, ловя пульс ее сумасшедшего дыхания. Отнял.

Девушка со всхлипами переводила дух - но это не были слезы муки или обиды. Он принялся распутывать ее руки; оба молчали, не зная что сказать. Наконец он снял последний виток и бросил прорезиненную ленту на пол. Взял ее руки в свои.

Некоторое время они молча смотрели в глаза друг другу - и во взгляде этом было больше, чем могли вместить любые слова.

- До послезавтра, Анжелика, - наконец проговорил он. - На следующем занятии, как договорились, уделим основное внимание упражнениям для рук.


В ее глазах вновь вспыхнули лукавые искорки. Она поднялась на цыпочки и быстро клюнула его в губы.

И побежала к двери.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно