Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Из жизни отдыхающих Из жизни отдыхающих

Вдоволь нагулявшись по городу, а заодно выпив по бокалу вина в прибрежном кафе и слегка перекусив, подруги вернулись к себе в номер.

Едва войдя, одна из них плюхнулась на кровать, правда, оставив за ее пределами обутые на босу ногу тряпочные туфли, и нарочито жалостливым голосом пробормотала: «- Ой, бедные мои ножки! Ой, как они устали».

Несколько секунд она лежала вообще без движения, закрыв при этом глаза и чему-то слегка улыбаясь.

Глядя в этот момент на нее, какой-нибудь классик литературы написал бы, что она просто благоухала свежестью и очарованием… Если же говорить более простым языком, то девушку звали Олеся. Ей был двадцать один год, рост, наверное, за метр семьдесят, хотя и не намного. Очень худенькая, но вместе с тем с плавными формами фигурка …

Далее по порядку сверху вниз: темно-русые чуть вьющиеся волосы до плеч. Мелкая испарина на лбу и висках, раскрасневшееся от жары лицо. Его черты были не то, чтобы очень красивыми, но приятными.

Миниатюрная шея, покатые плечи, небольшая упругая грудь, впадинка пупка, подмигивающая из-под маечки-топика…

Уставшие ножки в светлых льняных брючках по колено, загорелые икры, ну, а про тапочки вы уже знаете.

Кстати, как раз в этот момент Олеся, продолжая находиться в полусне, какими-то трущимися движениями стоп, сбросила их, обнаружив ко всему прочему еще свои изящные ступни с нежными подошвами.

Будучи целый день в обуви и от долгой ходьбы они столь сильно распарились, что казалось, были сделаны из пластилина, который от высокой температуры вот-вот начнет плавиться.

Пластилиновое впечатление еще усиливалось тем, что кое-где к почти вишневым пяткам и пальчикам прилипли мелкие соринки и даже кусок какой-то нитки.

Арина (так звали вторую девушку), все это время стоявшая в проеме балконной двери и смотревшая на заходящее солнце, обернулась на падающий звук и каким-то алчущим взглядом окинула босые ступни подруги. Когда же Олеська бессознательно шевельнула освободившимися пальчиками, она подошла и села на кровать рядом с ними.

- Кто это по тебе сохнет?

С этими словами Арина чиркнула ногтиком по Олеськиной пятке, отцепляя прилипшую нитку, от чего та беззвучно усмехнулась и импульсивно вздрогнула ступней.

- Ты чего щекотки что ли боишься?

Ответа не последовало. Олеся все также продолжала лежать в распростертой позе, и даже не открыла глаз - лишь улыбка ее расплылась пошире. Причем, вместо прежней безмятежности в ней скорее можно было обнаружить какое-то волнительное предчувствие.

Что называется, предчувствие ее не обмануло.

Для большей надежности, или удобства, Арина положила ближайшую ступню подруги себе на колени и, слегка придерживая правой рукой, пальцами левой начала легонько вести пальцем по размякшей подошве.

Олеська тут же сжала пальцы, превратив этим движением гладкую поверхность в сплошную гармошку.

Впрочем, это ей мало помогло, и по мере того, как коварный ноготок считал ее мягкие складочки, появившийся еще в районе пятки писк все усиливался, а когда дело дошло до пальчиков, девичье терпение лопнуло. Она взвизгнула, вырвалась из захвата и, повернувшись на живот, отодвинулась на другую сторону кровати.

Но Арина уже вошла во вкус. Она тут же подобралась поближе, но перед тем как продолжить изучение чувствительности подруги предложила:

- Пойдем купаться.

Опять же не меняя позы, Олеся лишь отрицательно шевельнула головой.

- Пойдем, - с шутливой угрозой повторила Аринка. При этом, она боком навалилась на ноги подруги поближе к щиколоткам, что явно не скрывало ее намерений.

Но пленница решила держаться до конца.

- Не-а, - буркнуло из района подушки, и Аринкины пальцы размеренно заскользили по теплым бархатным подошвам…

- ХихиХИ! …хиХИ! …иууу! ЩеКОтно!

- Купаться пойдем? - Арина сделала паузу в щекотке.

Но Олеся решила продолжить игру. Правда, на этот раз, хитро улыбаясь, она ничего не стала отвечать, а резким движением попыталась освободиться.

- Ах, ты!

Арина, явно не ожидала такого поворота и поэтому не смогла предотвратить побег. Впрочем, это не помешало ей после короткой борьбы, которую Олеська вела, не успев повернуться с живота, вернуть все в прежнее положение. Причем, на этот раз для большей надежности, она оседлала ноги подруги, что ко всему прочему давало ей возможность использовать для веселой экзекуции и вторую руку.

- Последний раз спрашиваю - идем?

Не понятно, на что рассчитывал Олеська, но даже в таком незавидном положении и при таком настрое подруги, она снова ответила отрицательно.

- НЕЕЕТ! - на этот раз крик уже относился не к морю, - ХИХА-ХА- ХАХА!!! ИИИИ-ХА-ХИ!!!! НЕ… НЕ… НЕ-ХИХИ-ХАААХИ-ХА!!!!!!

На этот раз Арина использовала все свое умение в щекотке. Ее пальцы перебирали, как сумашедшие, непрерывно вальсируя от пяток к пальчикам, а иногда даже забираясь на щиколотки, что давало не меньший эффект.

- ХИХА… ХВА…ХИХА-КВИ!!! АРИ… ПОЖА… ХИХИХА-ГИ… КВИУ-ХАХА… АААИИИ-ХИ-ХАХАХА…

Щекотка продолжалась не больше 15-20 секунд, но Олеська обессилила не меньше, чем после долгой прогулки.

Когда подруга слезла с ее ног, она перевернулась с живота, попыталась сесть, но, возможно, даже не нашла для этого сил.

Она непонимающе порхала ресницами и пыталась отдышаться. Наконец ее лицо приобрело некую осмысленность.

- Оооой, - наконец томно выдавила она из себя первый звук и уселась под стену, по-турецки сложив ноги.

Арина примерно в той же позе уселась напротив.

- Ты че, с ума сошла, я же щекотки до смерти боюсь! - с оттенками даже какой-то злобы упрекнула ее подруга. Впрочем, уже в следующее мгновенье, то ли вспомнив свои ощущения, то ли представив, как это забавно выглядит со стороны, она просияла в улыбке.

В следующее мгновенье причина ее ниспадающей улыбки прояснилась. Лыбясь во весь рот, она, вроде как, незаметно потянулась рукой к одной из подошв Арины. Однако, та, раскусив маневр подруги, не только не поспешила убрать ногу, а даже выдвинула ступню навстречу. Острые ноготки сначала пошабуршали в районе пятки, затем перешли на свод подошвы, забрались между пальчиков, но никакого особого эффекта добиться не удалось. Нельзя сказать, что Арина оказалась совсем уж толстокожей, но усилием воли она подавила в себе позывы смеха, а ее ступня на протяжении всего процесса даже не шевельнулась.

- Ты чего, совсем не боишься?

В ответ Арина лишь недоуменно пожала плечами - мол, как видишь, сама удивляюсь.

Олеська, собралась еще пощупать ее за ребра, но та решила прервать эксперименты.

- Хватит - пошли на море. Ты ж сама собиралась, или правда что ль расхотела?

- Да, пойдем-пойдем. Пошутить прямо было нельзя, чуть не померла из-за тебя.

Через минут 10 девушки вышли из отеля.


* * *


Стояла теплая южная ночь (ну, или поздний-препоздний вечер). И тем, кто испытал чары этого времени на себе, не стоит делать детальных описаний. Общую атмосферу представить можно и так. А сколько было звезд на небе, и какой формы прибрежные скалы - не так уж важно.

Если же кто-то не сталкивался с этим, то и здесь описания ни к чему. Единственное, что можно сказать, так это посоветовать при первой возможности отправиться к теплому морю. Это надо прочувствовать самому, поскольку любые слова здесь бессильны.

На пляже возле отеля никого не было. Но подруги, тем не менее, решили отойти в сторону. Просто это место очень хорошо просматривалось с террасы ресторана, где сейчас была тьма посетителей. И как-то не очень хотелось, чтобы все глазели на вас одних, особенно, если были мысли поплескаться нагишом.

К тому же, как выяснилось, прогуляться вдоль моря босиком по нагретому за день песку тоже было очень приятно.

В итоге девушки оказались довольно далеко, если так можно сказать, от всей цивилизации, хотя и не потеряли огни своего отеля из вида.

Они остановились возле какой-то старой лодки, лежащей метрах в пятидесяти от кромки воды и от которой, пожалуй, осталось лишь название. Кроме того, рядом с ней торчали какие-то столбики, лежали жерди, обрывки рыбацких сетей, каких-то веревок…

Девушки стали раздеваться. Арина сделала это просто молниеносно и сразу побежала к воде. Олеся же была не настолько заморочена на плавании и поэтому, как минимум не спешила, невольно разглядывая окрестности.

Казалось, все было абсолютно пусто, но в какой-то миг ей показалось, что они не здесь не одни. Она пригляделась, и, действительно - совсем недалеко расположились четыре девушки.

Олеся даже удивилась, как не заметила их стразу, настолько хорошо они были прорисованы лунным светом.

Они были примерно одного возраста, наверное, лет на 5-7 старше Олеси. У всех - длинные волосы, красивые лица, прекрасные тела. Во всем их облике было что-то завораживающее, даже дикое, но больше всего Олесю поразило то, чем они занимались.

Одна из них полулежала, опершись на пологий гладкий камень и закинув за голову руки, а трое других… Они усердно щекотали ее!

Судя по всему, им было не занимать умения в этом деле: одна занималась босыми ступнями, другая плела какие-то узоры на животе, а третья, вооружившись двумя веточками, похожими на сосновые, ласкала открытее подмышки.

Однако, их клиентка абсолютно не обнаруживала признаков нетерпения к происходящему - как раз наоборот. Она была в каком-то неземном экстазе и, казалось, готова вывернуться наизнанку, чтобы усилить остроту ощущений.

Что касается Олеси, то уже от одного этого зрелища по всему телу забегали электрические разряды, а небо нестерпимо зачесалось.

Она поспешила отвернуться, но в последний миг ей показалось, что «дикарки» тоже заметили ее.

- Эй, привет!

Олеся сама не поняла, почему не сделала вид, что не расслышала этого оклика и не пошла к морю. Ее словно парализовало. Она сосредоточенно смотрела в морскую даль, на заплывшую Бог знает куда подругу, а сама затылком чувствовала, как незнакомки подходят к ней все ближе.

- Привет, - нараспев прозвучало над самым ухом, и чья-то нежная ладонь легла на плечо.

Олеся обернулась. Дикарки бесцеремонно разглядывали ее с ног до головы и хищно улыбались.

- Ты хотела искупаться? Подожди, посиди с нами, смотри какая чудная ночь.

С ней опять заговорила та, которую ублажали щекоткой.

Но вслед ожили и другие.

- Садись, не бойся, мы расчешем тебе волосы, у тебя такая нежная кожа, ты такая милая, мы не сделаем тебе больно…

Их шепот смешивался с шумом волн, все больше вводя Олесю в какой-то транс. Одновременно, красавицы начали ласкать девушку, целуя в губы, облизывая мочки ушей, мягко массируя кисти рук и плечи.

Иногда какое-то неосторожное касание заставляло Олесю судорожно вздрагивать и всхлипывать коротким беззвучным смехом, что заставляло задуматься о возможных перспективах, но она уже не владела собой и сама не помнила, как очутилась лежащей на песке, со спутанными сетью руками и ногами, которое были привязаны к тем самым рыбацким колышкам.

Ощущение реальности полностью вернулось к ней. Олеся с ужасом взглянула на склонившихся к ней див и пронзительно закричала. Точнее, она сделала все, чтобы закричать: глубоко вдохнула, открыла рот, но спазмы перехватили горло, и в итоге не получилось ни звука.

- Ты теперь наша, - услышала она над собой.

- Какая же у тебя нежная кожа. Мы будем тебя щекотать.

- Мы тебя будем щекотать везде, как только умеем.

- Мы защекочем тебя до судорог до икоты…

Они говорили по кругу друг за другом, а Олеська, как затравленный зверек, только озиралась по сторонам.

- Не надо, - с трудом выдавила она из себя, когда высказалась последняя из дикарок.

Это были последние слова, которые она сказала осмысленно, потому что дальше сосредоточиться хотя бы на секунду не было никакой возможности - ее переполняло дикое возбуждение и страх.

Она уже сейчас, от полной безысходности и предчувствия щекотки, была на грани нервного срыва. Поэтому, когда чьи-то руки только потянулись к ее подмышкам, Олеся запрокинула голову и разразилась гортанным смехом.

- Блин, да мы ее защекочем, даже не тронув пальцем.

С этими словами предводительница убрала руки обратно, а приблизившись к подмышке губами, легонько подула на нее.

- ХихиХАУ… ХИГИ…

Когда дуновения переместились на живот, морской прибой снова заглушил колокольчик смеха.

Когда же кто-то нетерпеливая стала счищать морской песок со щекотливых подошв, особенно стараясь навести чистоту между пальчиками…

…- Подожди, - скомандовала главная, когда Олеська зашлась смехом так, что ей уже не хватало дыхания, а на глазах выступили слезы.

- Вы чего, хотите ее за пять минут угробить? Мы будем наслаждаться всю ночь. Да, красавица?

Последнее обращение уже относилось к Олесе. По ее лицу струйками сбегал пот, повсюду прилип песок и разметавшиеся волосы.

Олеся попробовала языком убрать с губ особенно назойливую прядь. Заметив это, чья-то «заботливая» рука помогла ей.

- Ты хочешь, чтобы тебя пощадили?

Продолжая тяжело дышать, Олеся безмолвно зашевелила губами.

- Хватит, да?

Пленница изобразила что-то вроде утвердительного кивка, а ее глаза умоляли.

- Дурочка, мы ведь только начали. Мы ведь даже тебя еще толком не щекотали…

Приговаривая, дикарка плавно подводила какие-то прутики к девичьим ребрышкам, которые так прекрасно читались на стройной фигурке.

Нервное ожидание снова заставило Олесю прыснуть раньше, чем к ней прикоснулись. Она буквально ходуном заходила от смеха, от чего ее тело само периодически касалось незамысловатого орудия для щекотки, и каждое такое касание сопровождалось пронзительным визгом.

Неожиданно ее мучения прекратились. Поначалу Олеся сама не поняла, что произошло, но потом увидела, что это вернувшаяся Арина попыталась оттащить от нее одну из обитательниц пляжа, чем отвлекла остальных.

Вместе с тем, вполне справляясь с одной, девушка прекрасно понимала, что противостоять всем, у нее нет никаких шансов. Поэтому, как только к сопернице подоспело подкрепление, она рванулась в сторону отеля.

Но погоня, разделившись, каким-то образом смогла окружить беглянку. Впрочем, та не растерялась и в момент, когда преследовательницы уже хотели броситься на нее, она сделала резкий шаг в сторону, быстро наклонилась и встала в полный рост, уже держа в руках угрожающего вида обломок весла.

Неизвестно, чем бы закончилось дело, но нападавшие тоже воспользоваться подручными средствами - куски рыбацких сетей, которые здесь валясь, фактически, всюду.

Раскинув невод, они стали со всех сторон осторожно приближаться к Арине.

Происходящее напоминало охоту на хищника, или скорее гладиаторское сражение, может даже с такими же высокими ставками на победу.

Когда же кольцо практически сомкнулось, Арина сама ринулась в атаку, но силы слишком были неравными. Те, кого она атаковала, просто отскочили в сторону, сумев при этом набросить сеть на весло, которую снять девушка уже не успела…

Борьба была ожесточенной - Арина неистово брыкалась, пыталась кусаться, сыпала угрозы - но все было бесполезно, и через некоторое время она была скручена по рукам и ногам буквой «зю» - то есть кисти рук были привязаны к коленям.

- Ах, ты, сучка!

Запыхавшиеся дивы поднялись на ноги, отряхивая с себя песок. Лишь одна еще возилась с Ариной, проверяя надежность пут.

- А ну-ка, почеши ей пятки!

Вязальщица неистово затеребила ноготками по Аринкиным подошвам, но та лишь гневно сплюнула.

- Да, и черт с ней. Пусть валяется, пошли подругой займемся.

Развернувшись, троица уже хотела вернуться к распятой Олеське, но их остановил не то слабый взвизг, не то звук икоты.

- Чего, и эта? - атаманша остановилась, но, казалось, до конца еще не верила в такую удачу.

Тогда та, что подтягивала веревки и невзначай нащупала слабое место у Аринки, продемонстрировала свою находку.

- Хэ-а-а-а-ха… - завелась Аринка после легкой пробежки двух пальцев по своему левому боку.

- ХэгэкиУ, - издала она и, пытаясь спастись от нового захода, перекатилась на другой бок.

- Так, блин, поверните ее на спину и дерите за ноги, чтобы она на бок не скатилась.

- Кхи, хиги, ВИУ…

Арина беспрерывно издавала хихикающие звуки, но щекотки, как таковой, пока еще не было.

Атаманша просто легонько прощупывала в разных местах ее живот, ребрышки, словно настраивала музыкальный инструмент перед тем, как начать настоящую игру.

- Да с ней тоже можно позабавиться. А здесь? (Кхихах!) А здесь? (Иикги!) А подмышк…

Проверяющая даже не успела закончить это слово, как Аринка зашлась в диком гортанном смехе - на этом разминка закончилась.

Не вынимая своих рук из подмышек, предводительница кивнула остальным, и несколько десятков ловких пальцев стали резвиться на беззащитном теле.

- Кхи, Кху, Ахаха, Ихихи, уха, ХА, гиэ, хаха,ХАУ…

Аринка, металась из стороны в сторону, зарывалась в песок, пыжилась порвать веревки, неистово выпучивала глаза и хохотала, хохотала, хохотала!!!

Между тем ее мучительницы, практически не проявляли эмоций. Они лишь удовлетворенно улыбались и щекотали ее. Неистово щекотали!

- ХвАААтит! Ыгыгыгы… НЕЕЕЕТ! ЩекОтно! Гыгихи… ВИУУУ!!!

- Малый ход!- скомандовала старшая.

- ИЯЯЯЯУ!

- Да, стой - тебе говорю, - и она с силой оттолкнула увлекшуюся пупком подругу.

- Ну, что? Ты уже не такая злобная?

Арина, действительно, была полностью сломлена. В ее глазах не было больше ни гнева, ни решительности борьбы - только мольба!

Атаманша стала любовно поглаживать ее, пытаясь привести в чувства и успокоить. Но Арина по инерции продолжала тихонько посмеиваться, а в промежутках между смешками умолять: « - Пожалуйста, не надо больше… Вы меня защекочите… Я больше не выдержу… Хватит… Ну, миленькие… АХИхахау…»

- У тебя же подошвы не щекотливые были? - удивилась атаманша, когда, между прочим, провела по ним ладонью.

Арина предпочла ничего не отвечать, но новый взрыв смеха на повторные, теперь уже целенаправленные ласки ее пяток и пальчиков, говорил сам за себя.

Дикарки не преминули воспользоваться сделанным открытием - десятки пальчиков в тот же миг облепили девичьи ножки, от чего их обладательница забилась в мелких частых конвульсиях.

Из ее гортани теперь вылетали лишь какие-то нечленораздельные звуки, да и то это происходило со значительными паузами в тот миг, когда переполненные воздухом легкие уже готовы были разорваться от невозможности освободиться от него.

Впрочем, острые ощущения испытывала не только Арина - Олеська оказалась настолько восприимчива к происходящему с подругой, что разлившееся по всему телу щекотливое возбуждение в какой-то миг слилось в нежной промежности, вызвав бурный оргазм.

Девушка громко застонала, чем отвлекла маньячек от Аринки, для которой, возможно, еще минута-другая щекотки стала бы последним ощущением в жизни.

Обе пленницы находились практически в бессознательном состоянии, и дикарки для приведения их в чувство облили и ту и другую водой.

Пауза оказалась недолгой.

- О, тащите эту строптивую к той.

Через секунду Арина оказалась у Олеськиных ног.

- Руки ей развяжите.

Распоряжение старшей было исполнено.

- Ну, сказала она, на этот раз уже обращаясь к Арине, - займешься подругой?

Арина поняла что от нее хотят. Судя по всему, поняла это и Олеся - ее глаза наполнились ужасом, и она отчаянно замотала головой.

Ее подруга замерла в нерешительности.

- Ну!?

Арина по-прежнему оставалась недвижима, но уже в следующий же миг лихорадочно задергалась словно по ней стали пропускать электрические разряды. На самом деле ее просто стали щекотать: бока, подмышки, живот, подошвы, ее щекотали везде - неистово и непрерывно…

Она очнулась снова полностью связанной, во что-то уткнувшись носом. Это оказалась Олеськина подошва.

- А теперь? Давай-ка потрудись язычком.

Теплые губы мягко обволокли нежные чувствительные пальчики, и стоило только кончику языка коснуться одного из них, как Олеська взвилась от смеха и… …проснулась.

Она лежала на кровати в своем номере, одетая так, как вернулась с прогулки, только на ногах не было тряпочных туфель, а Арина неспешно поглаживала ее ступни.

- Ну, ты и горазда во сне ржать. Ты щекотки что ли боишься?

В ответ Олеська лишь поджала под себя ноги.

- Я чего заснула что ли? О, уже стемнело почти. Купаться пойдем?

- Пойдем, если больше спать не будешь.

Девушки взяли купальники и отправились к морю.

Отойдя подальше от отельного пляжа они стали переодеваться.

Чудная погода, чудный пейзаж.

Арина оказалась гораздо расторопней подруги и уже через минуту футболила набегающую волну.

А Олеська, вспомнив свои кошмарные сновидения, лишь улыбнулась им и, набрав побольше воздуха с силой выдохнула остатки своих страхов и волнений.

- Привет, - нараспев прозвучало над самым ее ухом, и чья-то нежная ладонь легла на плечо.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно