Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Летние каникулы, часть 1 Летние каникулы, часть 1

Хорошо, когда сдашь, наконец, последний экзамен, и весь мир заиграет красками! После бессонных ночей над книжками, когда каждый час считаешь подарком, вдруг окунаешься в каникулы – и кажется, что они будут тянуться вечно, а до сентября - как до Луны. Дима вышел из прохладного коридора на улицу, жмурясь на солнце, в голове гулял летний ветерок, ноги несли его куда-то сами, рука уже коснулась звонка на знакомой в двери... «А может, не надо? Галка сдает только завтра, и ее лучше не тревожить. С другой стороны, назад идти совсем глупо... Да и что делать? Какое пиво, когда уже неделю живешь монахом из-за этой дурацкой сесии! А Галя тут, за дверью, соскучилась не меньше моего. Подождет ее наука! В конце концов, надо ей и отдохнуть от учебы, голова будет свежее». Др-р-ринь.

За дверью раздался смех и донеслось слегка раздосадованное:

- Это Димочка с экзамена. - Потом у самой двери: - Если тройку получил – не открою.

- Да четверку, зануда!

- Покажи зачетку в глазок!

Пока он честно доставал зачетку, дверь открылась, Галя привычно чмокнула в губы. Дима заметил, что она раскраснелась, то ли от жары, то ли от умственных усилий. Она зашептала:

- Мы тут с Иришкой занимаемся, она мне объясняет - наконец, хоть что-то поняла. Но нам еще сидеть и сидеть, до ночи.

- А не хочет ли твоя Ира, м-м-м, позаниматься в библиотеке? или подышать свежим воздухом? Да выстави ее, а мы отдохнем пару часов!

- Тише ты! Всегда готовый! Потерпи капельку, до завтра, я сама уже извелась.

- Сейчас пойду с горя напьюсь. Никакого понимания!

- Ладно, заходи, только ненадолго, а то ничего не успею.

Виновница облома сидела на диване с книжкой - рыжая, мелкая как школьница.

- Здравствуйте, сказала она немного официально, кивнула и опять уткнулась в свои формулы., Дима буркнул что-то похожее на «привет».

«Зубрилка», - подумал Дима раздраженно. – «Принесла нелегкая». Потом посмотрел на ее ножки – какие-то противно-белые, тоненькие, не в его вкусе. Ира перехватила взгляд и одернула юбку, прикрыв коленки. Было заметно, что она смутилась. - «Не видал я твоих коленок... Еще это «Здравствуйте»! Деревня!» – Ему даже смешно стало. Под такие мысли он пытался выдавить из себя светскую беседу. К счастью тут вошла Галя, да еще с чайником, завязался разговор о том, кто как принимает, можно ли списать... Дима слушал и вставлял фразы с легким превосходством: подумаешь, сессия! Пройденный этап.

В коридор зубрилка, слава Богу, не вышла. Галя хитровато улыбалась. Обняла.

- Поехали к нам на дачу, предков не будет. Всю работу повесили на меня.

- Давно бы так! – он чуть не подпрыгнул от радости. - А у вас там есть, где купаться?

- Там даже пляж есть. Ну что - еда наша, горючее твое, - продолжала она деловито.

- Как это наша?...

- Ну... моя в смысле. – Она что-то быстро заговорила про колорадских жуков, клубнику, сорняки. Дима не слушал, он предвкушал!... Потом донеслось:

- Эй, ты где? В четыре часа автобус, а опоздаешь – есть еще в семь вечера.

- Не опоздаю, не надейся!

О таком Дима мог только мечтать: разве это жизнь, когда душа горит, а видеться негде! Все урывками, как несовершеннолетние, а тут – две недели вдвоем!

Подпрыгивая от радости, он пожелал ни пуха, ни пера, прикидывая, что ждать еще двадцать семь часов, а это невероятно долго!

- ...Куда она столько сумок набрала, даже сама унести не может. Вон, Зубрилку в помощь взяла. Ладно, потерпим ее, десять минут – не так долго...

- Привет, как сдала?

- Также, как и ты, а Ира на пять.

- Я так и думал, Вы серьезная девушка! Такие большие успехи в учебе!

- Давай на ты, я тогда от неожиданности на Вы поздоровалась.

- Я думал, от уважения...

В полпустой автобус они вошли втроем, Дима только подумал, что зубрилке пора выходить - двери закрылись, и автобус тронулся.

- А что, Ира, у тебя дача тоже в эту сторону?

Девушки захихикали.

- Ирочка едет с нами, разве ты не рад?

Дима ошарашенно открыл рот и стал хватать воздух. «Еда наша» - теперь ясно!

- Галка, что за фокусы? Предупреждать надо. Я думал, нас двое будет, ты бы еще всю группу позвала! И профессора! - Девушки переглянулись.

- Да я вам не помешаю, буду себе книжки читать, огородничать. – Галя кивнула.

- А спать в сарае! А то мы можем смутить нашу отличницу всякими взрослыми штучками.

- Спасибо, Димуля, ты прямо джентельмен. Другой бы на улицу выгнал.

Ира улыбнулась, сверкнув голубыми, узковатыми глазками. Дима только сейчас заметил, что у нее есть в лице неуловимые азиатские черточки. «А в профиль она ничего», - неожиданно подумал он.



Сессию отмечали так сильно, что Ира, шатаясь, ушла спать в «комнатку для гостей».

- Отличница она и есть. Даже пить как следует не может.

- Да ладно тебе на нее дуться. Она не мешает. Расслабься и получай удовольствие.

- Это мысль! Где у вас тут кровать?

К рассвету они затихли. «Хорошо каникулы начинаются», – успел подумать Дима и провалился в сон.



Первые дни прошли беспечно – отмечали, отсыпались, купались или грелись на пляже, Дима с Галей куда-то исчезали, потом появлялись. Ира им не мешала, она была как невидимая: рано ложилась, что было очень кстати, рано вставала, а от скуки то грядку прополет, то обед приготовит. На пляже вечно сидела под полотенцем – боялась обгореть. У нее были ладные, хотя и тонковатые, ножки, маленькие пяточки не больше диминой ладони. Дима звал ее за глаза пионеркой и всерьез не принимал.



Как-то раз, когда Дима вылез из воды, он увидел, что Галя лежит на животе, положив ноги Ире на колени. Та слегка царапала ноготками по пятке, потом скользила под колено и, поиграв там пальцами, возвращалась обратно. Галя тихонько хихикала, вздрагивала и постанывала от удовольствия.

- Что, китайский массаж?

- Угу. Не брызгайся!

- Как ты это терпишь? Я бы уже ногами дрыгал от смеха.

- А мне Галочка рассказывала, - сказала Ира и осеклась - ...что ей так нравится...

- Вы прямо как дети. – Дима устроился рядом, в теплом песке.

- А можешь мне спину помять, а то ноет после этих грядок?

Ира оседлала Галю и начала делать ей массаж. Белые ручки с веснушками развязали бантик на спине, коричневой как у всех огородников. Дима скосил глаза: «Наверное, приятная штука, и смотрится красиво, и массажистка такая ловкая». - Когда Галя совсем размякла, Пионерка стала тихонько щекотать ее за талию и бока. Та лениво трепыхалась, пытаясь спрятаться от пальцев. Потом разомлевшим голосом сказала:

- Ирка, не щекоти! Я уже засыпала, а ты опять за свое! Лучше ему массаж сделай.

- А что, давай. - Дима оживился. Ему даже стало интересно почувствовать на себе ее руки. «Галка, конечно, красивее, но какая-то томная, а эта заводная. Любопытно даже! Руки у Пионерки оказались неожиданно сильными, димина спина покраснела, он урчал от удовольствия, изредка вздрагивая и хихикая от щекотки.

- Ты расслабься, лежи как кисель – щекотно не будет. Если не нарочно.

- А если нарочно – дам по шее! - проговорил он важно.

- Тоже мне, испугал! Я от тебя убегу, – и она вдруг стала перебирать Диме ребра всеми пальцами – словно заиграла на гармошке.

- Ха-ха-ха-ха! Не щекоти, балда –ха-ха-ха-хи-хи! Он извивался ужом, пытаясь сбросить Пионерку, но сил для этого не было – все ушло в смех.

- Какой ты ревнивый! - сказала она, убрав руки. Продолжим массаж?

- Да, только не балуйся.

- А я и не балуюсь, сейчас будет массаж межреберных мышц, дыши глубже.

- Ой-хи-хи-хи-хи! Отвали! Щекотно! Ха-ха-ха! Сейчас получишь! - Дима стряхнул с себя Ирку, она ловко спрыгнула и отбежала на несколько шагов. Высунула язык:

- Не догонишь – она припустилась по берегу, прямо по мелким камушкам и корням сосен. На гладкой дороге Дима ее догнал бы мигом, но здесь он, ругаясь, хромал на обе ноги. Тут он смекнул, что берег уходит круто вверх, а впереди дачи подходят прямо к воде. Поняла это и Ира, она заметалась между водой и склоном, а потом с разбегу бултыхнулась в речку.

- Утоплю-у-у-у! – Он настигал ее с каждым гребком. Где-то на середине реки Дима поймал отчаянно брыкающуюся скользкую пятку, потянул на себя, другой рукой обхватил Иру сзади поперек туловища. Тело у нее было упругое, скорее мальчишеское. Оно вертелось и скользило в руках, словно рыба.

- Попалась, отличница! – он оглянулся, Галя была далеко, не увидит ничего...Да и что здесь такого? Но сердце забилось как-то по-особенному.

- Еще посмотрим, кто попался – она, задержав дыхание, дотянулась до диминых боков. В воде оказалось не так щекотно, но Дима все равно закрылся руками, выпустив добычу. Ирка нырнула, думая скрыться, но куда там. Воздуха хватило на несколько секунд, а на поверхности ее уже ждали.

- Говорил – утоплю! Дима приближался как кошка к мышке.

- Все, Димочка, не надо больше! Я и так воды наглоталась. Пошли на берег.

- Я поплаваю. – Дима не хотел, чтобы его волнение было кому-то видно.



- Что ты вздыхаешь? Тебе хорошо, мил-дружок всегда рядом. – они возвращались с пляжа, приотстав от Димы.

- Как сказать. Еще лучше, когда он бывает рядом, но не всегда.

- Как это?

- Знаешь, если он соскучился, то ведет себя красиво, и с ним все приятно. А когда несколько дней подряд вместе – ему приедается что ли. И он делается более равнодушный, не такой нежный и горячий. Не знаю...

- Ну а если женитесь?

- Это...вряд ли. А он, по-моему, вообще никогда не сторит планов дальше, чем на одно лето. - Они помолчали, потом Ира игриво подтолкнула Галку.

- А хочешь – я устрою так, что у вас будут отношения, будто вы сто лет не виделись. Все ночи подряд не обещаю, но...

- Виагру в пиво?

- Понимаешь – он должен увидеть тебя по-новому, какие-то необычные ситуации... чтобы искры сыпались!!.. на несколько раз у меня хватит фантазии.

- Ну высыплются искры, а дальше что, возгорится пламя? Я не уверена.

- Боишься? Как тот попугай – а вдруг получится? Сами решите. Я не колдунья, будущее не предсказываю, но настоящее станет веселее.

- А что ты придумала?

- Ну-у... Ммм... Надо как-нибудь поддразнить его... А может, не будем скрывать - пускай узнает, что тебе и со мной хорошо - кровь сразу забегает! Или еще что-то - по ходу сообразим.



На другой день Ира, как обычно, встала раньше всех, Дима проснулся, когда она уже вернулась с речки.

- Привет, а зачем ты так рано встаешь? Не лекцию торопишься?

- Ты колючка! Я днем не могу под этим солнцем, а с утра загораю. Вот, смотри – она сдвинула край купальника на пояснице, гордо демонстрируя разницу между белой и почти белой кожей. – Да что ты все смотришь не туда?

- Интересно, а там веснушек совсем нет?

- Да вот, нет. Когда краской брызгали – я в купальнике была.

- А нос почему не прикрыла?

Они рассмеялись, потом Дима пошел нарвать зелени, вскоре на плитке уже что-то аппетитно булькало. Говорить с Пионеркой оказалось легко и весело. Она ценила Димины приколы, не оставалась в долгу. Они перескакивали с темы на тему, то споря, то смеясь. – «Вот бы Галка поспала еще», - мелькнула странная мысль. Ира словно подслушала ее и сказала (из вредности, не иначе):

- Пойду, разбужу эту соню, а то завтрак остынет.

Вскоре из окна долетели голоса, Галкин смех:

- Ай, руки холодные!

- Ди-и-м! Помоги мне, она не хочет из кровати вылезать.

Он вошел в комнату и увидел, как Ира пытается вытащить Галю из-под одеяла, но та как черепаха, спряталась от нее, заделав каждую щелочку. Только нога торчала.

- Ну, что ты стоишь – щекоти ей пятку!

- Ой-ой-ой, не надо! Дайте поспать немножко! Ха-ха-ха-ха!

Пятка втянулась под одеяло – димина рука за ней.

- Ха-ха-ха! О-о-ой, Димка, бессовестный-хи-хи-хи! Перестань.

Пока он вслепую гонялся за Галкиной лапкой, Ира стянула одеяло.

- Давай ее в четыре руки! – он набросилась на бока и шею. Галя беспомощно барахталась, но не сдавалась. Дима поймал ее за руки и лег сверху.

- Сейчас мы тебе животик пощекочем, никуда не денешься! - Иркина рука оказалась между их телами. Теперь они хохотали и извивались оба, Дима возмущался:

- Меня –ха-ха-ха за что-хо-хо? – Ира перешла на Галкины бока. Дима еле удерживал извивающееся тело, то и дело уворачиваясь от укусов – шутки шутками, но с горяча можно и больно сделать.

– Ха-ха-ха-ха-ха-и-и-и-и-и. Встаю-хи-хи-хи!

Ира убрала руки не сразу, пробежав напоследок пальцами по ребрам.

Галя освободилась из плена, встала, голая, разгоряченная, с распущенными волосами...Дима замер от неожиданности: какая она, все-таки, красивая!

- Ирочка, мне тут... нам тут... поговорить надо...А ты одна позавтракаешь, ничего?

- Нет-нет, я уже есть захотела от ваших щекоток. Потом поговорим.

- Как потом? – но Галя невозмутимо надела халат и пошла на веранду. Ира ей улыбнулась – дескать, вот видишь как просто! День прошел как обычно: разговоры, сорняки, речка. Гуляли по лесу, выпивали и просто ленились – каникулы! Но Дима еле дождался, когда Пионерка заснет.



Назавтра с утра пошел дождь, делать было нечего.

- Пойдем, на чердаке порядок наведем. Меня родичи просят, уже третий год.

- Да ну, это не мужское дело. - Дима включил телевизор.

Девушки ушли. На чердаке оказалась всякая рухлядь, ее оттащили в угол – на выброс, десяток «гостевых» матрасов разложили на полу – проветрить, старые кастрюли, журналы, сумки, скопище пыли... Галка ворчала:

-Неужели я тоже такая стану? Начну все копить как Плюшкин?

- Они другое поколение, что поделать? А там, глядишь – и про тебя скажут.

- Давай разложим все на две кучи: сюда сложим то, что оставляем, а туда...

Ира, беззвучно подкравшись, запустила ей пальцы под волосы, нежно перебирая по шее сбоку. Галя тут же покрылась мурашками, выпустила из рук какую-то коробку. Иришкины руки забрались сзади под футболку, скользнули на живот...

- У вас дверь запирается?

- Да нет тут никакой двери, зато все полы скрипят – услышим.

- А нас, вроде, не услышат... Какая ты черная, особенно спинка...

- Погоди, давай сначала я тебя, а то у него кино кончится... А там - как успеем.



...Внизу телевизор в кого-то стрелял, гонялся на машинах и орал недобрыми голосами. Ира оделась, легла рядом с подружкой, потом, наполовину придя в себя, стала делать ей массаж, чтобы взбодриться. В руках не было никакой силы, поэтому получалось слишком ласково. Галя таяла как масло на солнце...

- Эй, пчелки! Вы куда делись? Га-аль! Что за нафиг!

- А можешь еще телевизор посмотреть – донеслось с чердака...

В мозгу что-то щелкнуло: знакомая интонация, с эдаким смешком... где я такое слышал?... Точно! Когда она мне дверь не хотела открывать после экзамена. Интересно! Он в секунду взлетел на чердак.

- Ах вот вы чем занимаетесь! При живом муже! - Он изображал рассерженного рогоносца. Ира, слегка сконфуженная, подумала, как вовремя она оделась.

- Чем, чем? Обычный массаж, еще минут десять – и доделаю.

- Да уж вижу, что ЭТО – у вас обычное дело. А на меня вечно пороху не хватает.

Галка поняла, что ей облом, и начала раздражаться. Попросить погулять под дождем – глупо, да и у нее кураж прошел. И почему такие короткие боевики снимают?..

Она приподнялась, прикрываясь рукой села на матрасах.

- Отвернитесь, я оденусь. У тебя одно на уме, никакой нежности не дождешься, лапоть чертов!

Ребята отвернулись, Димка продолжал бурчать. Неужели я ревную – подумал он? К женщине... Смешно... Почему же меня кольнуло? Нежности ей подавай! И так мне ее всегда мало, а она же и недовольна.

- Значит так, Галку-изменщицу я задушу, а тебя вызову на дуэль и заколю шпагой.

- Какой-такой шпагой? Размечтался! Нас двое, а с двоими ты не справишься. - В иркиных глазах прыгали хитрые чертики. «Все к лучшему», - подумала она, - а до Галки она еще доберется... Она подмигнула подружке:

- Галь, пускай он выйдет, а мы тактику обсудим.

- Ну ладно, только не баловать больше друг с дружкой, а то еще хуже будет.

Ира наклонилась, и они стали шептаться.

- Мы вдвоем его запросто поборем.

- Да ты что, у него сила - на нем пахать можно.

- Не будет же он против нас всерьез, как с мужиком. А главное - он щекотки боится, а когда смеешься – сила не та. И координация тоже.

- Да я не умею щекотать, как ты... Хотя его стоит проучить! – Галка уже загорелась.

- Тогда слушай, у тебя карман есть? Хорошо. Так, в этой куче была старая сумка с ручкой?.. или что-нибудь вроде. О! Порядок. - Она зашептала совсем тихо... потом обе захихикали.

- Ну, входи, дуэлянт! Дима, ухмыляясь, зашел.

- Что, нашла пару пистолетов от Ле-Пажа, восемьнадцатый век? Порох не отсырел?

- А нам крови не надо. Кто кого поборет – тот и победил. Согласен?. - Ира деловито поправляла матрасы – чтобы не удариться во время борьбы.

- Согласен. Но тогда прекращайте ваши игры, мне не нравится.

- Одолеешь – перестанем, а нет – ты нам не мешай, - отрезала Галя.

- Начали! – Ирка подошла к Диме и попыталась его повалить – ей показалось, что легче было бы сдвинуть фонарный столб. Он легко сгреб ее, поднял и мягко опустил на матрас, прижал плечи к полу.

- Победа! Следующая, подходи! – ему стало весело. Галка была тяжелее и чуть сильнее, с ней пришлось повозиться с полминуты. Вскоре Дима сидел на ней верхом, прижав руки коленями и поймав пальцами за нос.

- Вторая победа! Все, кончайте свои лесбиянские штучки. Уговор был.

- Был – вмешалась Ирка, - но я-то вот она, непобежденная. Ты должен нас одолеть одновременно! - Она вызывающе глянула сверху вниз.

- Запросто. Подходи.

- Мне и тут неплохо. Она незаметно кивнула Галке.

Дима встал, двинулся к Ире, но та стала от него уворачивться и отбегать. Наконец, он поймал ее за руку, прикидывая, как бы половчее поднять. Она сопела и поглядывала на Галку, а та подкралась сзади и, присев, крепко обхватила Диму за ноги руками и ногами – не вырваться. Ирка дернула его вперед – он неловко качнувшись, шлепнулся на живот, подставив руки, она тут же взобралась сверху и села на спину как наездница. Галя тоже села поудобнее, повернулась лицом к пяткам, села по-турецки, ногами обхватив его колени.

- Сдаешься?

- Да что вы говорите? Я вас на лопатки клал, а вы меня не можете. Сейчас я вам покажу! - Дима стал вырываться, да так сильно, что девицы чуть не шлепнулись на матрасы. «Говорила ей, ничего не выйдет» – мелькнуло у Гали. И вдруг:

- Ай-ха-ха-хи-хи! Не щекоти! – он все еще вырывался, но гораздо слабее. Щекотка проникала в каждую мышцу, делая их непослушными, заставляла как-то беспорядочно извиваться и дергаться.

- Оой, ой-хи-хи-ха-ха-ха! Так нечестно – про щекотку-ха-ха-ха! Мы не догова-ха-ривались!

– Пять минут смеха заменяет стакан сметаны. – Ира запустила ему пальцы в подмышку, а другой рукой бегала по ребрам. - Сейчас силы наберешься и победишь!

Дима заливался смехом, он не видел рук, которые его щекотали, а потому закрывался от них с опозданием. Тем временем Галя вытащила из кармана ремешок от сумки, нетуго обмотала вокруг щиколоток, застежка щелкнула... Дима так хохотал, что поначалу ничего незаметил, но когда Галя слезла с него, он брыкнул ногами и понял, что победы ему не видать. Она пыталась превернуть Диму – не выходило: Ира мешала. Она сидела сверху, а слезть опасалась. Но тут Галка нашлась:

- Давай отдохнем, он все равно никуда не денется.

Девушки встали рядом, по обеим сторонам, а Дима сел и наклонился к ремешку, пытаясь расстегнуть пряжку, которая оказалась с нижней стороны. Тут они уселись по бокам и начали щекотать его за ребра. От этого руки не слушались, он вертелся и закрывал локтями бока. Вдруг, переглянувшись, они потянули Диму за плечи назад, и он вверх тормашками свалился на спину. Девчата тут же шлепнулись на него. Ира защекотала все, что попадалось под руки, а Галя – не без труда - вытянула его правую руку в сторону и села на нее верхом (волнуясь при этом).

- Галь, щекоти его за бока, да не одним пальцем, а всеми! Вот так! - Галка безнаказанно защекотала Диму, а пока он хохотал и вертелся, Ира оседлала его левую руку. Связанные ноги дрыгались и болтались в воздухе, безуспешно пытаясь скинуть победительниц.

- Вот ты и на лопатках. Наша взяла.

- Ну и что?

- Как, ну и что? – Галя аж возмутилась.- Значит меня задушить хотел...

- А меня заколоть собирался! Теперь тебя самого защекотать полагается.

Они атаковали его с двух сторон – Дима только мотал головой и поджимал ноги, пытаясь закрыться от проворных пальчиков. - Ха-ха-ха-ха, помогите! Ай-ха-ха!

- Давай так, ты в наши с Ирой дела не вмешиваешься! Обещал.

- Не было такого, это ты говорила, не я.

- Сейчас и ты скажешь.

- Ой-ха-ха-ха, не щекотите!

Сразу двадцать пальчиков забегали по нему, вызывая нестерпимую щекотку. Через пару минут она прекратилась.

- Ну?

- Ладно, хрен с вами. Но если ты потом начнешь мне отказывать – Ха-ха-ха-ха-...

- То ничего и не случится, – строго закончила Галя. Она, кажется, успела понять, как надо щекотать своего драгоценного.

Девушки встали, помогли ему освободить ноги. Дима ворчал:

- С веревками вы нечестно придумали, и со щекотками тоже.

- Но мы же слабый пол, а ты сильный.

- Зато вас двое.

- Да я тебя и одна защекотать смогу – вдруг сказала Ира. Она смерила взглядом его фигуру, словно оценивая, справится ли, потом добавила: - Только потом не говори, что так нечестно.

Дима усмехнулся:

- Чтобы защекотать, надо одну-две лишних руки, а у тебя их всего две. Или сперва побороть, а тебе одной слабо: с таким весом я тебя на лампочку посажу.

- А ну, давай попробуем – Ира неожиданно сняла джинсы и футболку, осталась в одном купальнике. – Раздевайся. До плавок. А то через одежду не прощекочешь. От такой решительности Димка на миг растерялся: он уже в тайне мечтал неспеша и со вкусом раздеть эту рыжую нахалку и понимал, что ничего не получится, а тут она сама дается в руки, да еще почти голая. Ира глянула на Галку через плечо.

- Можно так? Ревновать не будешь? – та помотала головой и слегка улыбнулась. – Это не повод для ревности, не боись. Удачи!

Они встали на четвереньки на ковер друг против друга как два барана, Димка понимал, что он сильнее вдвое, и решил поиграть. Сердце сладко замерло, а плавки слегка оттопырились, но девушки не заметили, или сделали вид. Он позволил Ирке уложить его на лопатки, потом руками поднял ее над собой как котенка и перекатился на нее. Он вдохнул запах волос и нежной кожи... Зачем побеждать быстро? Тогда все быстро и закончится, - он украдкой чмокнул свою соперницу в шею, скосивши взгляд на Галю. Та вроде не заметила. Ира обхватила его ногами и ужом выползла из-под него. Вскоре она снова забралась на него верхом, села на живот и начала щекотать подмышки, бока, ноги, шею, быстро перескакивая с места на место.

- Ой-ха-ха-ха-ха! Ну погоди! - Руки ее были неуловимы, а Димка как-то бестолково мотал в воздухе конечностями, пытаясь сбросить наездницу или, по крайней мере, поймать ее за руки. Наконец, руки были пойманы, тут проказница наклонилась к самому его лицу и стала щекотать шею губами и языком. У Димки аж дыхание захватило, как это было сладко и щекотно в то же время. Он вертелся, хихикал, но ему вдруг безумно захотелось сразу всего от этой конопатой, хотя его Галя сидела рядом и, улыбаясь, наблюдала за поединком. Потом он снова легко сбросил Ирку с себя, и все началось с начала: словно два упрямых барана – рыжий и черный – они весело глядели друг на друга, каждый уверен в скорой победе, но почему-то оба не спешили. На это раз она избрала другую тактику: вместо того, чтобы пытаться положить Диму на лопатки, Ира залезла грудью и животом ему на спину, коленями обхвтила голову, а руками – туловище.

- Говорил тебе, на лампочку посажу - Димка смеха ради решил поднять ее в воздух, попой к верху и головой вниз. Он подобрал колени к груди, сел на корточки, уже подняв Пионерку над полом и собрался встать во весь рост.

Вдруг Иркина рука проворно скользнула ему сзади между ног и ухватила за самое дорогое. Она держала не больно, но и вырваться было невозможно: голова зажата между коленками. Димка от неожиданности свалился на бок и завопил

- Так нечестно! – Ира тем временем сцепила ноги и сильнее сжала ему шею.

- Честно, честно! Ты вон какой лось.- она начала свободной рукой щекотать везде, где могла достать: живот, бока, спина, ноги...все боялось щекотки, а их обладатель затрепыхался как пойманная рыбка. Дима мог бы освободить голову, но для этого надо был рвануться вниз, а рука с веснушками не пускала. Тогда он попытался разжать ей пальцы, но Ирка со смехом, но грозно предупредила:

- Оторву! - И слегка потянула на себя. Дима выгнулся в спине дугой, открыв живот, на который Ира безнаказанно набросилась. Так продолжалось несколько минут: ловкая и быстрая рука в веснушках бегала по димкиному телу, он как мог закрывался от щекоток, но у Иры было преимущество: губами, языком и нежными прикусываниями она щекотала ему талию, поясницу и бок. Галя хохотала, глядя на это зрелище с легкой ревностью. Она не ожидала, что ее худенькая подружка сможет не только одолеть ее мачо, но и иметь над ним, хоть и недолгую, но власть. Потом рыжая перестала щекотать и спросила самым ехидным голосом, на который только была способна:

- Ну что, сдаешься, Поддубный? – и залезла ему пальцем в подмышку

- Ай-хи-хи! Погоди, сейчас я вырвусь, тогда узнаешь.

- Если тебя щектоать – не вырвешься никогда. Впрочем – это твое дело.

Она указала Галке глазами на его пятки. Та поняла сразу, уселась верхом ему на ноги и защекотала пятки и колени.

- О-ой, и-и-и-ха-ха-ха!! Сдаюсь-ха-ха-ха.

- Что бы такое его заставить?

- А ты щекоти, пока не придумаешь.- У Гали в руках дрыгались димкины ноги.

- Будешь один завтра огород полоть?

- Ха-ха-ха-и-и-и! Буду! Отпустите!

- Точно? – они защекотали его по всему телу.

- Ха-ха-ха-а-а-а! Обещаю!

Ира разжала ноги, выпустила из руки Димкины «детали», он сел, отдуваясь, и уставился на Ирку. Та перехватила взгляд, купальник справа сбился, обнажив небольшую красивую грудь.

- А веснушек совсем нет? - вылетела удивленная фраза – я думал, ты вся такая... пестрая. - Он немного слукавил, но зачем при Галке возвращаться к тому разговору... Между тем, та, хотя виду не подала, все равно начала нервничать: как-то смело ведет себя ее лучшая подруга. Ирка, вся красная после поединка, вдруг неожиданно накинулась на сидящую Галю, повалила и зашептала ей в самое ухо:

- Балда, не сердись. Теперь у тебя такая ночь впереди! Не забудь спасибо сказать.

Она провела ей сбоку от подмышки до талии. Полунежно-полущекотно. Они расхохотались, лежа на матрасах, потом пошли купаться, не взирая на легкий дождик. Вернувшись с речки, и перекусив, решили лечь пораньше. Ира, ранняя пташка, сразу ушла спать в свою каморку - и очень кстати. Дима смотрел ей вслед.



Солнце пришло в каморку, когда было уже тепло. Ира сходила на речку, а вернувшись, прокралась на цыпочках в комнату к ребятам, выбрала пятку, что побольше и слегка поскребла ноготками. Она пошевелила пальцами, отдернулась, а ее обладатель открыл глаза.

- Тс-с-с! Про огород не забыл?

- Думал, ТЫ забудешь! Я же тебе поддавался много раз... Дай поспать!

На самом деле, спать расхотелось, как только открыл глаза – хотелось снова с ней говорить обо всем, смеяться, видеть рядом эти несуразные веснушки на носу...

- Не дам! Уговор был. Забыл, как мы твою Галку будили? – она начала под одеялом искать пятки. – Только громко не смейся, разбудишь человека.

Дима подобрал ноги к груди, но Ирка подошла и защекотала ему шею.

- Ну ладно, одевайся, я выйду. - Дима нарочно лежал, чтобы она пришла еще раз его будить. Сердце сладко замирало в ожидании. Минут через десять он не выдержал, оделся. Ира невозмутимо полола огород, а Дима почувствовал себя обманутым.

- Что за ерунда – думал он, - У нас со Галей все хорошо, почему же мне нравятся еще и эта мелкая? Раньше я таких даже и не замечал.

- Присоединяйся, Мичурин! Сегодня твоя вахта. Смотри, как легко вытягивать из мокрой земли. Р-раз – и с корнем!

- Вчера тоже чуть не выдернула, огородница!

- А как бы я тебя одолела, бегемота такого? Ты обижаешься?

- Скорее, волнуюсь. Пойдем на пляж, поборемся еще!

- Нет, нельзя. Галя мне уже высказала. Три часа прополки – и у тебя все пройдет.

- А что, все дело в Гале?

- И в ней, и во мне тоже. Я девушка строгих правил.

- Не заметил вчера. Давно это у вас?

- Еще до тебя началось, прошлой зимой. Но ты нам теперь не мешай, сам обещал.

- А ты нам. – Дима яростно полол грядку, понимая одно: не понять ему женщин.

- Знаешь, если чашку поделить на двоих поровну – оба получат осколки. Просто надо пить по очереди... Сейчас я пойду дочитаю и приду помогать.



Галя проснулась от иришкиных рук... Через какое-то время они выглянули в окно – прополка шла полным ходом. Он, кажется, и не заметил ничего. Галя улыбалась как-то рассеянно, задумчиво. Замолчала надолго.

- Ты где? Ау! О чем задумалась? Что с тобой? Ревновать начала?

- Я еще не поняла.

- Может, мне уехать, я серьезно! Только не хмурься так!

- Нет, без тебя будет хуже, я просто устану от него. Но на тебя он заглядывался.

- Да нас даже сравнивать нельзя. Посмотри на себя: настоящая женщина, красивая, высокая, - Ира прильнула к ней.

- А ты что, искусственная?

- Нет, я...ну как сказать... Игрушечная что ли. Все такое маленькое, неубедительное. Он меня знаешь как зовет? Пионерка.

- Слышала. Не пойму я его. Стал какой-то не такой.

- Холодный?

- Наоборот! с этим все хорошо, но иногда кажется, что он не всегда со мной, даже когда под одним одеялом.

- Он тебе нужен на всю оставшуюся?

- Да нет же, я говорила.

- Тогда все выходит по-твоему: тебе с ним хорошо, при этом его не слишком много.

- Ладно, посмотрим, во что это выльется. Даже интересно.

- А хочешь, я тебе опять бурную ночь организую?

- Опять ты его будешь лапать, бессовестная? Тогда не хочу.

- Можно и не лапать. Придумаю что-нибудь. Вот увидишь.

Становилось жарко, девушки помогли Диме - с прополкой покончили быстро



- Галочка, а это сарай или как? Я смотрю, труба на крыше.

- Типичный сарай, не видишь – вот и котел наверху стоит! - съязвил Дима.

- Баня, только она старая. Ее еще дед строил, но мы уже несколько лет не топим: оттуда выходишь – голова кружится и болит.

- А-а-а... Это угарный газ, Це-О.

- О це угарный газ – вставила Галка с мягким украинским «г».

- Надо щели глиной промазать,- заявил Дима с видом специалиста.

- Дим, а ты разбираешься в банях?

- Чуть-чуть, но для сельской местности – сойдет.

Вскоре принесли глины, Дима нарубил дров и полез проверять краны, щели замазывали дотошно, словно в печке выделялся боевой отравляющий газ.

- Уважаю мужиков с руками! – Ира, опершись на щетку, наблюдала за работой.

- Только с руками? А остальное ты не уважаешь?

- Ну, с головой, конечно…

- Продолжим список!

- Остальное – для Гали, а я тут не при чем.

- Пошляки собрались!

Банька поспела, когда за маленьким окошком наступала ночь. Девушки зашли, а Дима в нерешительности остался в дверях.

- Не студи хату! Заходи! Голых женщин не видел?

- Видел. Но не всех. Я стесняюсь, – сказал он шутовским голосом.

- Глаза закрывай и заходи. Наощупь.

- А вдруг что-нибудь не то нащупаю? - Димка зажмурился, вытянул руку вперед, в иркину сторону и, шаря, словно слепой, сделал пару шагов к ней.

- Холодной воды на голову – и все дела. Раздевайся, я пошла в парилку.

Баня была небольшая, но уютная: тесный предбанник, само помещение раза в два побольше, с широкой лавкой по середине, на стене краны, в углу несколко ведер. В парилку попадало немного света – чтобы не налететь нечаянно на раскаленную трубу. На верхней полке девушки перешептывались.

- ...Галка, я придумала! Все будет прилично.

- Это в голом виде-то? Хотя баня есть баня...

- Значит так: сначала я помою тебя, потом положим его на лавку – помыть. Ты сядь на него сверху, чтобы не вырвался, а я сяду на колени и... Тыща активных точек!

- Что вы там затихли? Сейчас пару поддам! – Дима зашел, плеснул водой на трубу и забрался наверх, потеснив девушек. Глаза его перебегали то на одну, то на другую, в такой темноте никто этого не замечал. Но шоу оказалось недолгим:

- Нам уже хватит для первого раза. Галя, пойдем, я тебя помою.

Потом Дима вернулся из парилки, облился холодной водой. Ира деликатно отошла.

- Теперь моя очередь мыться, весь в глине, понимаешь - он лег на лавку, подставив спину под две мочалки одновременно. Немного поработав, Галя сказала.

- Ложись на спину! – она стояла над Димой, который пока ничего не подозревал.

- Эй, Пионерка, не смотри, а то покраснеешь. Ну что, когда мыть будете?

- Щас, мочалку намылю - какая-то хитрая интонация у этой рыжей. Ирка стояла у диминых ног, отвернувшись. Тем временем, Галя села ему верхом на грудь, слегка опираясь ногами на пол, - «заодно и рыжую от него закрою», поймала его руки возле локтей. Ира мигом села ему на колени лицом к пяткам и для надежности обхватила лавку ногами.

- Ооой- ой-ой-хо-хо-хо, мне так щекотно!

- Да что Вы говорите! И не так щекотно будет.

С довольной улыбкой Ира терла мочалкой по вожделенным пяткам. Они дрыгались и вертелись, но куда денешься от ловких ручек, да еще и с мочалкой!

- Ха-ха-ха-ха!! Пусти-Ха-ха ха! Так не договаривались.

- А нечего было на меня в парилке пялиться! Галка, давай защекочем его... м-м-м, до потери желания!

- Давай! - Галкины руки побежали в подмышки, на живот, деловито сосчитали ребра – одно за другим. Дима смеялся и как мог отбивался, но Галка была проворнее, а щекотка от пяток проникала аж до шеи, приятно отдаваясь в самой середине тела.

- Ой-ой-А-а-а! Хо-хо! – заливался Дима. Девицы хихикали и весело повизгивали.

- Галка, за живот его пощекоти, а то мне не достать.

- А ты за коленки, он там боится!

- Ха-ха-ха-ха-а-ай. Хо-хохо! – он не видел ни саму Ирку, ни ее рук, поэтому щекотка каждый раз приходила неожиданно и казалась особенно сильной.

- Ну что, желание пропало? - Ира бесцеремонно протянула руку назад – оно и не думало пропадать. Она защекотала самые сокровенные места, там, где ноги соединяются с животом. То проводила легкими штрихами, а временами нежно трепетала пальцами – словно делала массаж. У Димки на мгновение перехватило дух, живот втянулся, потом он залился смехом.

- Нет, ха-ха-ха! А-ай, это запещенный прием! На эти слова Галя тут же повернула голову, бросив ревнивый взгляд на иркины руки.

- Эй, нахалка. Это мое! – крикнула она полушутя, полусерьезно.

- А я думал мое...- он дышал как загнанная лошадь. «Дурак! Зачем я про запрещенный прием сказал,! Галка бы не обернулась»... - Галка, слушай, давай с ней вдвоем что-нибудь сотворим... на троих... Или я вас обеих... Только не щекотите!

- Ишь, чего захотел! Хитрый! Ир, щекоти его, но только за пятки и все!

- Я и вижу, что ему мало. Вот когда это дело упадет – перестанем.

Галя решила, что разозлившись на Иру за щекотку, он потом и не посмотрит в ее сторону. Но Дима... Эти пальчики с веснушками делали с ним, что хотели, прикасаясь лишь к пяткам. С каждой минутой в нем разгоралось желание, так непонятно перемешанное со щекоткой. И уже оба этих чувства одновременно переполняли его до краев. Загорелый Галкин живот заслонял ему Иру, и он мечтал хотябы одним глазком взглянуть на нее, сидящую у него на ногах, красную от сегодняшнего солнца и от жаркой бани. Он представил себе ее грудь, как он ее бережно коснется и... Он понял, что не хотел никого так сильно, как Ирку.

- А-ха-ха-хаа-ай, помогите! Пустите! - Дима пытался освободиться, но ноги в веснушках цепко обхватили лавку, скрестив ступни под ней. Ирке было немножко больно, но она не обращала внимания: лишь бы пятки не вырвались. Она щекотала их с каким-то вдохновением, словно знала наперед, где и как надо провести, чтобы их обладателя пробрало посильнее: то снизу, то сверху, потом под пальцы, а потом мочалкой по всей подошве, по ее середине, где свод... При этом она язвительно приговаривала:

- Ну что, турецкий султан. Весело тебе в гареме? Сейчас мы тебя тут потрем...А теперь здесь поскребем...Она порой оглядывалась и понимала, чтО творится с Димой, но не подавала виду. До чего же ей нравилось щекотать и заводить одновременно! Галка, наоборот, щекотала его как-то сердито, срывая на нем свою ревнивую досаду. Но вместе у них получалось очень слаженно.

Через несколько минут Дима запросил пощады:

- Не щекотите! а то я лопну от смеха-ха-ха-а-а! - Девушки слезли со своего пленника, он лежал в изнеможении, прикрыв глаза.

- Ну что, будешь еще на нее загладываться?

- Да там темно, в парилке! Мелкие детали не видно. Ах-а-ай! Балда!

Это Ирка неожиданно окатила его с ног до головы холодной водой. Как ни крути, неприятно услышать такое про себя.

- Ты чего буянишь? Это я про веснушки сказал.

- А это так, чтобы не перегрелся.

Димка вскочил с лавки, схватил ведро холодной воды, размахнулся и с силой выплеснул на Иру. Однако та его разгадала и пулей выскочила в предбанник, а оттуда наружу. Босиком ее было не догнать. Дима увидел ее в окно и невольно залюбовался – настоящая русалка, вся мокрая, соблазнительная, в лунном свете, она отжимала волосы и встряхивала головой, отчего с них слетали капельки воды. Потом улыбнулась и показала язык – дескать, не поймаешь.

- Да-а, такая и заманит, и защекочет, и с носом оставит. И во все времена такие были. Хотя у этой вместо хвоста ножки, очень даже, хотя и тонковаты... а это большой плюс перед русалками... Но у этой Пионерки одна щекотка на уме.

Между тем, русалка стала замерзать и пошла обратно.

- Ну что, мир? – В ответ на это Дима закрыл задвижку на двери.

- Плати выкуп, а то не пущу – зашептал он, чтобы Галя не услышала.

- Какой еще выкуп? – она тоже понизила голос. - Кошелька с собой не взяла.

- Поцелуешь – открою. – Сердце провалилось, застучало в тишине...

- Откроешь – поцелую. Ну, быстрее. Холодно. - Дима выдержал небольшую паузу. Ирка нырнула в открытую дверь, проходя мимо Димы, встав на носки, по-сестрински чмокнула его в щечку. Потом вдруг развернулась, обняла одной рукой и на мгновение прильнула всем телом, обдав лягушачьей прохладой. Димку словно током ударило, он оторопело захлопал глазами, а Ира как ни в чем не бывало прошла в парилку – согреться. Она наклонилась к Галкиному уху:

- Берегись, утрахает до потери пульса! Я сейчас ненавязчиво отвалю.

Она вышла, зевая, сказала что-то про детское время, что перегрелась, потом ополоснулась и оделась, не обращая внимания на Диму, который не сводил с нее глаз.


(продолжение следует)

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно