Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Пещера Пещера

- Смотри, - он сдвинул припорошенный листьями грязный кусок линолеума. Оксана увидела врытые в земляной пол пещерки могучие брусья, между которыми оставалась длинная, но неширокая щель. Антон опустился на колени и просунул в щель голову и руку с фонариком. Она обошла с другой стороны и тоже заглянула внутрь.

- Ух ты...

В неровном свете фонарика открылась небольшая, но явно обжитая подземная комната: утоптанный пол, врытая до половины в землю бочка, служившая то ли столом, то ли тумбочкой, какие-то брезентовые лохмотья...

- Вот так, - с чуть заметной ноткой гордости сказал он.



Двадцать человек - девятый "Б" в полном составе, - собравшиеся оттянуться в последнюю перед школой неделю на турбазе "Изумруд", в шесть утра еще мирно дрыхли после вчерашнего "отмечания". Поэтому Антон с Оксаной смогли утечь совершенно незаметно - как для соседей по комнатам, так и для сторожа, отмечавшего вчера наравне со всеми... Утро выдалось сырым и холодным, в воздухе висела мелкая морось. До Волчьей гряды, где Антон в прошлом году обнаружил заброшенные подземные "квартиры", было около километра, - и всю дорогу Оксана ныла не переставая. Но шла...

Они обогнули поросшую лесом гряду и стали карабкаться по усыпанному мокрым гравием склону. Чуть повыше начинались заросли почти непроходимого кустарника, куда Антон и направлялся; продравшись сквозь памятные ему кусты, он скользнул в небольшую расщелину, чуть дальше переходившую в абсолютно незаметную со стороны пещеру. Подал руку:

- Прыгай.

- Ну и дыра! - с чувством выдохнула девушка, переводя дух. - Как ты любишь по всяким помойкам лазать...

- Сама просила. Вот, - он отодвинул в сторону грязный лист линолеума...


Издалека пророкотал гром. Дождь зашумел сильнее, но в пещерку не залетало ни капли.

- Попали, - буркнула Оксана, выглядывая наружу. - К завтраку не вернемся - будет хороший втык.

- Думай о приятном. Щас спустимся, костерок запалим... здесь же все сухое. - Он скинул куртку и полез между балками. Оксана ухватила его за шиворот:

- С ума сошел?! А вдруг там еще живут?.. Как цапнут сейчас за ногу...

- ААААА!! - Антон с рычаньем схватил ее за сапог; девушка, завизжав, подскочила и шлепнулась задом на кучу старых листьев. Парень скис от смеха, но, заметив, что она встает с самым решительным видом, быстро проскользнул вниз.

До земли оказалось далеко - она жестко ударила по ногам, Антон чуть не грохнул фонарик, упав на руки. Было тепло, гораздо теплее, чем наверху. И тихо... Он повел фонариком по сторонам, луч света побежал по стенам - оказавшимся значительно ближе, чем виделось сверху.

На макушку посыпался мусор, комок земли шлепнулся за шиворот. "Ну, Ксанка..."

- Тош, ну чего там?

- Кувшины Али-Бабы. Сундук с сокровищами. Самогонный аппарат неандертальцев. Будуар Хозяйки медной горы. Ты что сюда пришла, грязь мне за шиворот сыпать? Сама стирать будешь, имей в виду.

- Блин, я серьезно спрашиваю.

- Серьезно - лезь сама, я тебе не экскурсовод-спелеолог.

Она глубоко вздохнула, собираясь с духом. Отодвинула ногой свернутую куртку парня, не догадавшись снять куртку самой. Закрыла глаза и, как в холодную воду, скользнула в узкую щель...


Могучие, пахнущие сухостью балки крепко схватили ее поперек груди. Оксана дернулась, ноги беспомощно задрыгались, ища опору... но до земли оставалось еще почти полметра. Она изо всех сил уперлась локтями в доски и попыталась выбраться; тщетно - она застряла плотно, как пробка в бутылке...

Снизу донеслось хмыканье, поперек живота вдруг проехал твердый палец. Оксана взвизгнула и внезапно поняла, что произошло: ее куртка зацепилась за невидимый сверху сучок и вместе с джемпером скаталась в тугой валик на уровне груди. Теперь ее тело прикрывала лишь длинная черная майка - для почти нулевой температуры наряд более чем скромный. Впрочем, холода девушка пока не ощущала.

- Тошка, - крикнула она, - вытащи меня отсюда!

- Ну-ка выдохни, - донеслось снизу, и крепкие ладони обхватили ее лодыжки. Оксана послушно выпустила воздух и попыталась стать как можно меньше. Антон потянул; она чуть-чуть съехала, но лишь для того, чтобы застрять окончательно. Теперь доски были почти на уровне ее подбородка.

Снизу донеслись с трудом сдерживаемые смешки.

- И выросла репка большая-пребольшая...

- Ну не издевайся ты, - взмолилась она. - Что делать-то? Я боюсь...

- Блин! Ладно, повиси пока, тут коридор какой-то...

- Ты куда! Тошка, вытащи меня, ну пожалуйста!..

- Да не ори ты, мне тут не вылезти из-за тебя. Отъела филе, блин.

- Слушай, ты!! Ну погоди, дай только выберусь...

- Виси, виси. - беззаботно откликнулся Антон. - Блин, фотоаппарат бы... Дышать-то можешь?

- Да все нормально, только давай скорей, я прошу...

Антон зашуршал куда-то вглубь горы. Грохнул очередной раскат, ливень усилился. Оксана еще чуток побарахталась для приличия и окончательно покорилась судьбе... Висеть было удобно, она практически лежала на пышной подушке из куртки и джемпера, не тратя на поддержание тела никаких усилий. Капкан дышать не мешал, и она расслабилась, с удивлением отмечая, что ей начинает нравиться ее положение - она даже потянулась от полноты ощущений. И незаметно задремала под шум дождя... как вдруг откуда-то сверху буквально свалился почти не промокший Антон.

- Там еще одна комната, классно обжитая. Бомжи, наверно, или зэки какие-нибудь... И второй лаз, с отдушиной метрах в десяти отсюда. Странно, а снаружи его вообще не заметно, я тут сколько лазал...

- Какие... зэки? Тош...

- Да нет там никого, давно уже. Матрасы сгнили... на одном скелет лежит...

- ЧТО???

- Да шучу, - он не выдержал и расхохотался, глядя на ее перепуганную физиономию. - Ой, Ксанка, ну ты прикольная, блин...

- У-у-у, сволочь. - Ее испуг постепено сменялся злостью. - Ох как дам щас...

- Ты выберись сначала, - он, смеясь, смотрел на нее - и у Оксаны вдруг непонятно екнуло внутри. Она протянула руки:

- Помоги давай!

Он взял ее за кисти и непонятно спросил:

- Не устала висеть?

- Да ну, наоборот, классно так, - она уже чувствовала себя в безопасности, и мечтала, как вечером будет рассказывать подругам про тайны подземелий и хватающих за ноги мертвецах...

Антон потянул раз, другой. Еще сильнее. Однако Оксане отчего-то казалось, что он лишь демонстрирует усилия, прикидывается. Вдруг он разжал руки:

- Блин, так не получится, погоди... - и шагнул к выходу.

- Эй, ты куда! Тошка!..

- Погоди, я сейчас! - и, накинув на голову куртку, выскочил в дождь.


Через минуту она услышала шорох снизу, и ее похлопали по ноге:

- Не окочурилась еще?

- Что ты хочешь? Я не пролезу вниз, пробовали же...

- Ксан... - она узнала тон и похолодела: так он начинал говорить, когда задумывал какую-нибудь шутку. Отчего-то ей не хотелось сейчас оказаться ее мишенью... - Ты щекотки боишься?

Секундное молчание, и длинные ноги в джинсах заколотили по воздуху:

- Только посмей, гад! Тошка, ну не надо, пожалуйста!!

Одинокий палец поскреб ее бок. Оксана взвизгнула и задергалась изо всех сил, пытаясь зацепить парня ногой. Но пинать вбок не очень удобно, она никак не могла размахнуться как следует - и пинки, достигавшие цели, эффекта не приносили...

Антон, стоя на расстоянии вытянутой руки от бьющейся девушки, аккуратно водил пальцем по ее нижнему ребру. Туда-сюда, вверх-вниз, скок-скок... Визг перешел в хихиканье и неровный задыхающийся смех, девушка постепенно ослабевала. Усталость горячей ватой накапливалась в ногах, в животе; Оксана больше не извивалась, как червяк на крючке, и колотила ногами уже чисто рефлекторно. Он подошел ближе, положил ладонь ей на талию - теперь его большому пальцу оказался доступен весь девичий бок и несколько ребрышек. Оксана забилась с новой энергией:

- То-о-о-о-ошка-а! Ну не надо, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста-а!..

Антон хихикнул, не переставая массировать нежные мускулы. Его ладонь скользнула под майку, палец коснулся пупка: девушка, испустив неожиданно тонкий визг, тут же зашлась в беспомощном хихиканье, мелко суча ногами. Он настолько умилился этой рекации, что полностью вытянул ее майку из-под джинсов и его холодные пальцы забегали по ее нежному животу.

На глазах Оксаны появились первые слезы, она уронила голову на руки и смеялась как сумасшедшая. Пупок был ее самым "слабым" местом - когда ее начинали там щекотать, она сразу теряла все силы и волю к сопротивлению и могла лишь лежать, свернувшись в клубок и отчаянно хихикая. Ее тело размякало с каждой секундой, она и представить не могла, что бывает такая слабость. Господи, подумалось вдруг, да я сейчас описаюсь...

Внезапно ощущение бегающих по коже пальцев исчезло. Она обессиленно лежала, постепенно утишая смех и ни о чем больше не думая. Просто наслаждалась свежим холодным воздухом, неожиданно пряным запахом дождя и мокрой земли и теплой тканью куртки под щекой.

Тем временем Антон достал из кармана альпинистский трос и начал спутывать ее ноги. Оксана висела не шевелясь, и он быстро обмотал весь трос вокруг коленей и лодыжек. Затем закатал на ней майку как можно выше и заткнул под джемпер, обнажая часть груди в белом прозрачном лифчике. Его ладони мягко прошли по ее спине, даря приятное тепло.

Оксана простонала почти неслышно. Ей было хорошо, как никогда в жизни. Господи, только бы он подольше не прекращал, только бы не убрал руки!.. Так продолжалось несколько долгих минут - они показались ей часами, но все равно пролетели в одно мгновенье.

(Собственно, причиной оказалась она сама: стоило ей шевельнуться, устраиваясь поудобней - и он понял, что она достаточно пришла в себя. Он рассказал ей об этом много позже, зимой, когда их отношения стали гораздо более глубокими. А сейчас - он просто провел последний раз по ложбинке между лопатками и игриво уколол ее под ребра...)


Оксана томно хихикнула и протянула:

- То-о-о-ошка... Не надоело еще?

- Да ладно, - утешил он. - Я только начал...

Оксана захлебнулась словами и в ужасе замерла, напрягшись как струна. Он обошел ее, провел руками по бокам снизу вверх, задержав ладони на заострившихся грудках. Она прерывисто вздохнула, расслабляясь против воли... и его пальцы скользнули дальше, под тугой валик скатанной одежды - прямо в ее беззащитные подмышки!

Смех рванулся из нее, как вода из пожарного гидранта: мощно и неостановимо. Пальцы Антона были чуткими и быстрыми, их щекочущие прикосновения буквально сводили ее с ума. Извиваясь всем телом и не в силах даже лягаться связанными ногами, она закинула голову, набирая в легкие воздух - и новые взрывы дикого смеха огласили пещеру:

- Аааааххх-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Не наааа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Аххххх.. ахххх... ахххх... Антооооон!!! Прекрати-и-и-и-и-и-и! Хва-а-а-а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха....!

Она била кулаками по земле, грызла костяшки, извивалась как могла - но щекотка не ослабевала, мучительная настолько, что она готова была выпрыгнуть из собственной кожи. Но брусья держали крепко... Смех пополам с визгом метался по замкнутому пространству, неослабевая ни на секунду; мощный раскат грома лишь подчеркнул, но не заглушил их.

Антон наслаждался. Свободно щекотать абсолютно беспомощную девушку оказалось настолько приятно, все его существо кричало: еще, еще, еще! Он постепенно усиливал нажим - теперь его пальцы не гладили, а ощутимо скребли нежную кожу девичьих подмышек. Оксана зарыдала в голос, беспомощно колотя ногами. Он прошелся по ребрышкам сверху вниз, обратно, пересчитал их по нескольку раз - девушка хохотала истерично, безостановочно, мешая смех с рыданиями, рукава куртки промокли от слез. Сквозь смех иногда прорывалось несвязное:

- Ну хватит!.. хватит... ну пожалуйста... Ой, не могу... Перестань, слышишь... Переста-а-ань!.. не щекоти... хватит... ну перестань же!.. Не могу больше, не могу, не могу-у-у... прекрати, я сейчас умру... господи... Прекрати-и-и-и-и! Ну Тоша, пожалуйста... Мне плохо... Ой, я сейчас описаюсь... Да хватит же... Господи... Сто-о-оп!

Щекотка не прекращалась. В голове у Оксаны шумело, она стала легкой, звенящей, перед глазами все плыло... Девушка как-то отстраненно ощутила, как джинсы стремительно намокают теплотой...



- Ксана, Ксана, - кто-то тряс ее за плечи, трепал за нос, бил по щекам. - Да очнись же ты!

Она медленно разлепила глаза. Людка, соседка по комнате, шумно перевела дух:

- Фу-у-ух, ну ты круто отрубаться умеешь!.. Где вы были, а? Этот твой парень, как его, Антон, приволок тебя на загривке, вырубилась, говорит, прямо на улице, оба мокрые до нитки, идиоты, бегают под дождем...

Она тараторила что-то еще, но Оксана уже не слушала. Тело было напоено удивительной легкостью, бодростью, душа тянулась воспарить над землей... Она шаг за шагом вспоминала свое приключение.

- Да, - медленно проговорила она. - Случайно. На улице...

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно