Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Ковбои и индейцы Ковбои и индейцы

Эту историю поведал мне один старый ковбой за стаканом виски. Так получилось, что по дороге в Сиэтл у меня в Монтане сломалась машина. Чудом мне удалось добраться до ближайшего городка, и слава богу, что в этой дыре была автомастерская, где местные умельцы за два дня привели в порядок мою Таху. Эти два дня я провел в обществе одного старого ковбоя, потому что ближайший мотель находился милях в 20 от этого городка. Он жил один: жена скончалась от рака лет десять назад, дети выросли, получили образование и оставили старика наедине с коровами. И вот, когда в литровой бутылке виски осталось напитка на три пальца, я и услыхал эту историю.

За всю свою долгую жизнь, а повидал я не мало, я никогда не подозревал, что увижу подобное зрелище здесь в Монтане, уйдя на пенсию после службы в армии. Пару месяцев назад жила у нас в городке одна маленькая высокомерная штучка по имени Анжела. Она приехала к нам из большого города, поэтому к окружающим поначалу относилась презрительно, а одевалась, вообще, ужасно. Нет, ну, какая нормальная женщина будет носить розовую полупрозрачную майку, до неприличия облегающие джинсы и мерзкие розовые туфли. Со временем до нее дошло, что она выглядит как настоящая …ять, поэтому она переоделась. Теперь, надев просторную, даже несколько мешковатую рубашку, похожие шорты до колен и, слава богу, обычные туристические ботинки, она стала похожа на человека.

Но, несмотря на все внешние изменения, внутри как была она су…, т. е. стервой, так и осталась. Она практически не заигрывала с местными парнями, да и никто из них не горел желанием общаться с этой грудастой сварливой коровой. Наверное, ее так воспитали родители, но она буквально презирала весь белый свет, считая себя принцессой, которой все должны кланяться в ноги.

Мое ранчо находится далеко от города, рядом – резервация шошонов. Я давно подружился с ними и смог завоевать уважение среди них. Когда комитет по делам индейцев наезжал на шошонов, я помогал индейцам справиться с ними, угрожая комитетчикам, что их проделки станут темой для репортажа по федеральным новостям. В результате, они всегда отступались, а я приобретал уважение шошонов. Мы ведем взаимовыгодную торговлю, не обращая внимания на цвет кожи.

Наша пышногрудая Анжела смотрела на шошонов, как на принадлежащий ей скот, и старалась нагадить им по малейшему поводу. Она делала вид, что не замечает их в упор, как-то даже заявила, что необходимо освободить Монтану от краснокожих. Анжела работала в универмаге у старины Сэма и, когда его не было, эта су… брала с шошонов двойную плату, постоянно обвешивала и обсчитывала их, а выручку спокойно клала себе в карман! Я ничего об этом не знал, пока меня не отвели в сторону и не рассказали дочери-близнецы Белого Пера, когда я покупал в резервации скот.

Они были детьми вождя племени и выглядят просто потрясающе, словно два ангела, сошедшие с небес на нашу грешную землю. Их высокие загорелые фигуры напоминают песочные часы (старик сделал характерное движение руками), длинные волосы цвета вороного крыла и бездонные карие глаза всех сводили с ума. Я знаю их с самого рождения, они всегда были и будут душой шошонов. Однажды они вылечили меня травами от пневмонии, и с тех пор я в неоплатном долгу перед ними.

И еще одно короткое отступление. Женщин-шошонов не надо злить, потому что они начинают мстить, стараясь максимально унизить обидчика, и используют для этого самые подлые приемчики. На вид они очень безобидны, но постоять за себя смогут лучше, чем кто бы то ни было!

Итак, они мне сказали, что Анжела им немножко задолжала, и они хотят предъявить ей счет к оплате. Я очень удивился, но промолчал. Потом они мне все рассказали, хотели было показать чеки, чтобы доказать свою правоту. Презрительно фыркнув, я объяснил девушкам, что их слова значат для меня больше, чем какие-то бумажки. Глубокое Озеро засмеялась и с хитрой улыбкой поинтересовалась, не хочу ли увидеть, как они будут обучать Анжелу честной торговле. Я только ухмыльнулся в ответ, выражая согласие! Им прекрасно было известно, как сильно я ненавидел эту грудастую бестию! “Ах, ты старый извращенец”, – рассмеялась в ответ Белое Облако. За это я взъерошил ей волосы, как это часто проделывал, когда она была еще девочкой. После чего они, не вдаваясь в подробности, рассказали, как будут проходить «урок».

Несколько дней спустя мы встретились в городе и пошли к старине Сэму в сарай, где он хранит семена, сено, солому и т.д. – в общем, все, что редко бывает нужно ковбою. Белое Облако указала на чердак и попросила меня устроиться там поудобней в куче соломы. “Сиди тихо, извращенец”, – она рассмеялась и поцеловала меня в щеку. В этот момент, богом клянусь, мне впервые за много лет я покраснел. Потом я наблюдал, как она перебросила лассо через потолочную балку, опустила петлю на пол и замаскировала ее сеном, затем она набросала грязи, чтобы скрыть ловушку и следы своего присутствия.

В это время Глубокое Озеро зашла в магазин к Сэму, зная, что его не будет весь день, и заказала немного семян и сена. Как и следовало ожидать, Анжела фыркнула, бросила испепеляющий взгляд на индейскую красавицу и совершенно наглым образом содрала двойную цену. “Товар – в сарае”, – произнесла Анжела, рассматривая потолок, в тайне надеялась, что эта краснокожая сама заберет купленное. Однако, в ответ прозвучала фраза, произнесенная предельно смиренно: “Госпожа, но я не знаю где это! Сударыня, не соблаговолите ли Вы вынести товар на улицу, а дальше я все сделаю сама”. Не имея ни малейшей причины, чтобы отказать, недовольная Анжела гордо прошествовала в сарай.

Несмотря на фланелевую рубашку, мне прекрасно было видно, как ее большие сиськи трясутся и сталкиваются под тканью. Из-за распиравшей ее злости Анжела не заметила, как Белое Облако дернула лассо. Через мгновение ее ноги были крепко связаны в щиколотках! Потянув изо всех сил, индианка оторвала ноги пышногрудой блондинки от пола и вздернула ее за ноги! Она тут же привязала лассо к одной из многочисленных балок. В результате Анжела беспомощно болтала руками, не доставая до пола сантиметров 20.

Никогда не думал, что женщина может настолько виртуозно выражаться. Ты уж поверь, за 25 лет армейской службы наслушаешься всякого, но я не встречал человека, который бы так умел материться! Анжеле, кстати, повезло еще, что она носила толстые носки, иначе веревка больно врезалась ей в щиколотки. В тот момент я испытал удовольствие, наблюдая, как ее туристические ботинки дергаются перед моими глазами, а руки тщетно пытаются дотянуться до такого близкого и одновременно бесконечно далекого пола!

Привязав веревку, Белое Облако на секунду пропала из виду, уже через мгновение ее голова высунулась из люка на чердаке в считанных сантиметрах от трепыхающихся ног. Подняв голову, Анжела увидела притворно улыбающееся лицо и выругалась: “Слышь, ты! Краснокожая сука! Немедленно развяжи меня! Сейчас же!”. Надо сказать, что она еще не заметила охотничий нож, находившийся в ножнах, поэтому и продолжала сквернословить. Как только Белое Облако достала его из ножен, и солнце сверкнуло на его остром лезвии, орущая стерва превратилась в маленького нашкодившего ребенка, хныкающего в ожидании неизбежного наказания.

Опасаясь физического насилия, Анжела стала плакать, умоляя Белое Облако не резать ее. Злобно ухмыляясь, сексапильная индианка вставила острие ножа между шнурками туристического ботинка и нарочито медленно стала разрезать шнурки пополам. Через минуту индианка легко стащила ботинок с ноги и, не глядя, бросила его вглубь сарая.

Сознательно медленно Белое Облако проделала то же самое и с другим ботинком, и ее взгляду предстали две трепыхающиеся одетые в носки женские пятки. Блондинка же вопила от ужаса: она предполагала, что мстительная индианка собирается порезать ей пятки на мелкие клочки. Чтобы усилить страдания, Белое Облако стала не просто стаскивать носки, а аккуратно разрезать их от носка до резинки, пока те просто не упали, обнажив пару крошечных пяток. Анжела отчаянно пыталась держать свои босые пятки подальше от мстительных индейских глаз.

Затем Белое Облако убрала нож в ножны и какое-то время наслаждалась тем, как играет солнце на ее блестящих ногтях, покрытых красным лаком. Взглянув в лицо вздернутой за ноги блондинки, я увидел, что ее глаза буквально вылезли на лоб: она, похоже, догадалась, какая судьба ее ожидает – мне же до сих пор было невдомек. По мере приближения ногтей к босым пяткам, ее глаза становились все шире и шире! Да, Анжела пыталась дотянуться и помешать индианке, но плохая физическая форма и большая грудь мешали ей осуществить задуманное. В итоге, она неуклюже шлепнулась спиной о стену сарая и опять начала распускать сопли. “Не надо…пожалуйста, ха-ха-ха-ха-ха-ха”, - она засмеялась, потому что догадалась, что ее ожидает.

Она причитала все громче и громче, пока, наконец, не завизжала в полный голос, когда Белое Облако стала медленно водить ногтями по отчаянно трепыхающимся пяткам. Ее большие сиськи тряслись, руки беспомощно болтались из стороны в сторону, и все, что оставалось Анжеле, это смеяться, потому что Белое Облако щекотала ее босые, покрытые мелкими складочками пятки. Мстительная индианка щекотала босые пятки без перерыва в течение 10 минут.

В результате пышногрудая блондинка превратилась во всхлипывающую, извивающуюся, висящую вниз головой женщину, чьи руки бесцельно болтаются по сторонам, не касаясь пола, которая пытается то ли привыкнуть к щекотке, то ли, как говорится, постараться получить от нее удовольствие. Тут я кой-чё заметил: у Анжелы так сильно набухли соски, что, казалось, они проковыряют дырки сперва в ее позорном лифчике, а потом и в рубашке. Ха, оказывается, чтобы возбудить эту стерву, достаточно лишь пощекотать ее босые пятки!

Тем временем, Глубокое Озеро просто стояла и наблюдала с ничего хорошего не обещающего ухмылкой, как ее сестра-близнец щекочет беззащитные босые пятки. Когда, она подошла к Анжеле, чье лицо было красным, как свекла, из глаз блондинки брызнули слезы. С той же улыбкой она достала свой огромный нож и продемонстрировала его гогочущей блондинке.

Не смотря на слезы, Анжела разглядела этот нож, и в снова ее голубые глаза вылезли на лоб от удивления, при этом она не переставала похрюкивать от смеха. Пока Белое Облако продолжала исследовать острыми ноготками каждую складочку на босых пятках блондинки, махнула острым ножом по нитке, держащей верхнюю пуговицу туго натянутой рубашки. Та, естественно, отскочила, демонстрируя большие сиськи, стесненные лифчиком, танцующие под музыку щекотки, которую исполняет Белое Облако на босых пятках Анжелы. Почему ее груди не выпали из лифчика, для меня осталось загадкой.

Глубокое Озеро отрезала пуговицы одну за другой, пока пропитанная потом рубашка не сползла с истерически смеющейся блондинки. Я видел, что ее сиськам тесно в маленьком лифчике, и знал, что через пару минут Анжела потеряет и его тоже. Глубокое же Озеро почему-то решила заняться ее шортами. Нарочито медленно она расстегнула ремень и вытащила его. Пощекотав ноготком пупок, она расстегнула пуговицу и молнию на шортах. Без малейших усилий она распорола их по швам и бросила их на грязный пол сарая рядом с рубашкой.

Скажу честно, никогда не видел ничего более возбуждающего, чем вздернутую вниз головой блондинку, одетую лишь в нижнее белье, которой безжалостно щекочут пятки исключительно в воспитательных целях. От напряжения внизу живота у меня едва не лопались джинсы.

Так же легко Глубокое Озеро сняла с помощью ножа тесный лифчик и трусики, на которых виднелось хорошо заметное влажное, темное пятно. Теперь Анжела висела полностью голой, будто только что родилась, и визжала от смеха. Ей было так щекотно, что она не могла смеяться. Неудивительно, что, в конце концов, она потеряла сознание от недостатка воздуха. Удовлетворенные индианки обменялись довольными улыбками и перешли к следующему пункту плана. Они послали мне такой воздушный поцелуй, что я услышал, или мне показалось, как у меня начинают медленно рваться джинсы.

Глубокое Озеро придвинула старые козлы и притащила английское седло и расположила его на них. Для тех, кто не знает, английское седло не имеет передней луки. Что, все еще не понятно? Ну, это, типа, седло-подросток: есть место, куда поместить свою задницу, но не вздумай арканить скот. Она закрепила его, и Белое Облако начала медленно опускать едва дышащую Анжелу.

Они спустили ее так, чтобы ее живот лежал поперек седла, потом привязали ей бедра к ножкам козел, широко разведя их в стороны. Потом они согнули Анжеле ноги в коленях, обернули веревку вокруг щиколоток и притянули пятки к бедрам, зафиксировав их так, что босые розовые пятки смотрели в потолок. Потом они связали ей руки, подняли и привязали их к потолочной балке так, чтобы ее большие сиськи свободно болтались.

Нет, я, конечно, знал, что они планировали унизить эту белокурую бестию, мне лишь неизвестно, как далеко они собираются зайти. Тут Глубокое Озеро достала крем, которым смазывают коровам вымя, нанесла его на кисточку и стала размазывать его по босым пяткам. Для тех, кто никогда не был на молочной ферме, поясняю, коровье вымя доярки смазывают специальным кремом, чтобы оно всегда было мягким и гладким, тогда дойка происходит для коров почти не заметно. Поэтому у доярок руки очень мягкие, как у ребенка. Этот крем смягчает любую кожу. Глубокое Озеро обильно намазала Анжеле пятки этим кремом. Находясь в бессознательном состоянии, блондинка все же хихикала и подергивалась, когда кисть с кремом касалась ее пяток. Надо сказать, что Глубокое Озеро не жалела крема. Она нанесла на эти аккуратные маленькие пятки слой крема толщиной, по меньшей мере, в 2 сантиметра.

Белому Облаку пришла в голову другая идея. Она вышла и через пару минут вернулась, держа в руках, крем для бритья, помазок и безопасную бритву. Как только она прикоснулась белопенной кисточкой к Анжелиной промежности, у блондинки открылись и расширились глаза, и она издала оглушающий сладострастный стон. Как последняя шлюха, она шевелила бедрами, когда Белое Облако намазывала ее кудрявую щелку. Анжела дергалась так сильно, что казалось, что сломает старые козлы. Не требовалось иметь семь пядей во лбу, чтобы понять, что она испытывает блаженство.

Самое интересное началось, когда Белое Облако начала брить. Каждое прикосновение бритвы заставляло Анжелу вздрагивать и стонать. А после каждого касания лезвия, Глубокое Озеро вращала жесткое индюшачье перо вокруг болезненно твердых сосков. Они вдвоем продолжали оказывать блондинке подобное внимание, пока та не устала от своих бесконечных оргазмов и ее киска не стала девственно голой.

Я понял, что на этом индианки не собирались останавливаться, так как Глубокое Озеро вновь взяла в руки крем для коровьего вымени и начала наносить его на трясущиеся груди. Анжела в очередной раз захихикала и застонала одновременно, потому что ее ужасно нежные дойки покрывали толстым слоем увлажняющего крема. Не желая оставаться в стороне, Белое Облако выдавила себе на руки значительное количество этого крема и щедро намазала им только что побритую киску, при этом она пальчиком то проводила по раскрытым губкам, то ныряла внутрь. Тщательно намазанная кремом в самых щекотливых местах Анжела ерзала и дергалась настолько возбуждающе, что по сравнению с ней меркло все увиденное мной в стриптиз барах в Канзасе. Надо сказать, что эта стерва была самой сексуальной женщиной, которую я когда-либо встречал в жизни.

Мне стало страшно, когда я взглянул в лицо Белому Облаку, когда она подошла к едва дышащей Анжеле. В руках она держала фен, а когда она, включив его в розетку, повернулась к беззащитным пяткам блондинки, стало ясно, неприятности для нее не закончились. Теплый воздух из фена, казалось, растопит толстый слой крема и тот стечет вниз, как талая вода с гор. Вместо этого крем просто быстро впитался целиком в кожу пяток. Через считанные мгновения Анжелины босые пятки стали нежными и шелковистыми, как у младенца. Потом Белое Облако направилась к болтающимся сиськам, а Глубокое Озеро – к ставшим крайне чувствительными босым пяткам, держа в руках жесткое индюшачье перо.

Как только горячий воздух коснулся покрытых кремом сисек, Глубокое Озеро начала быстро водить по очень нежным пяткам кончиком пера, взятого именно для этой цели. “О, господи! Неееееееххххххва...хахахахахахахахааааааааааааа…аааааааахахахаха”, – завопила Анжела. Никогда не видел, чтобы человек так дергался. Козлы жалобно скрипели: она отчаянно пыталась освободиться. Поверьте мне, в тот момент она не соображала, что делает.

Пока Глубокое Озеро прилагала максимум усилий, чтобы торчащие перед ней босые пятки стали равномерно розовыми, Белое Облако покончила с сиськами и переместила фен влажной, гладко выбритой киске. К тому времени блондинка уже не смеялась, звуки, которые она издавала, были больше похожи на собачий лай. То, что вырывалось из ее утомленного горла, резало слух, и невозможно было разобрать, смех это или стон.

Кивнув друг другу, сестры решили добить светловолосую мошенницу. Дав ей пару минут, чтобы восстановить дыхание, они нанесли решающий удар и перешли к финальной стадии щекотливого нападения. Глубокое Озеро стала МЕДЛЕННО, почти не касаясь, водить по пяткам кончиком языка, а острые ноготки ее сестры закружились в хороводе вокруг болезненно твердых сосков блондинки.

Это добило ее, потому что она, крепко зажмурив глаза, начала дергаться, стараясь приблизить, прижать свое голое тело к их рукам. Она вся затрепетала, когда Глубокое Озеро стала облизывать и покусывать ей пальчики, а левая рука Белого Облака скользнула вниз живота и, немного поиграв с губками, проникла глубоко внутрь, притом, что правая рука продолжала играть с ее сиськами, доя их, как коровьи.

Анжела что-то бормотала, повизгивая, она полностью потеряла контроль над своим телом, покорившись индейской щекотке. Как настоящая шлюха из бара, она извивалась всем телом, бесстыдно подставляя свое тело этому дьявольскому массажу.

Когда все закончилось, я слез и закурил. Они оставили ее привязанной к козлам, голой и дрожащей. Приведя себя в порядок, я решил стать героем и освободил ее. Я дал ей свою рубашку, потому что я не знал, где находится ее одежда, точнее говоря, знал, но не сказал, что не знаю.

После произошедшего, мы встречались с Анжелой, пока она от меня не ушла к шошонам, сказав, что хочет пожить у них в резервации у сестер, защекотавших ее. Это звучит странно, но индейцы не возражали, чтобы она жила у них. Также я до сих пор не могу понять, зачем Анжела при первом удобном случае молча клала мне на колени свои босые пятки и шевелила ими. Чего она хотела???

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно