Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Маньяк Маньяк

От автора: я не псих и не сумасшедший. Если всё же вам так показалось - цель рассказа достигнута :)))



Я не маньяк. Я не извращенец, не псих и не сумасшедший. но порой...

Порой жизнь бывает невыносимо скучна. Порой она требует чего-то... необычного. Чего-то особенного, только для тебя одного, о чем никто не знает и знать не должен. Чего-то... тайного.

Надеюсь, это объяснит всё, что я сделал - и почему я так поступил.


* * *


Она может прийти в себя в любую минуту. Она еще спит. Такая совершенная. Такая прекрасная. Мое сердце разрывается. Я так ее люблю. Я так хочу, чтобы она полюбила меня. И она - полюбит. Теперь. Наконец-то...

Никакая одежда не красит девушек. Одежда способна только скрыть их красоту, - поэтому я раздел ее. Она не возражает. Она знает, как она прекрасна. Она знает, как ее тело дейстувет на мужчин - тонкие, такие стройные ноги и руки, волнующая грудь, вздымающаяся и опадающая при каждом вдохе, ее маленькие, такие аккуратные ступни... Она неотразима.

Она просыпается. Ее ресницы дрожат, и сладкое предвкушение во мне растет. Не могу дождаться, когда она наконец откроет глаза и осознает, где находится. Первые секунды будут шоком, я знаю. Но кляп для того и создан. Большой, ярко-красный мяч кляпа меж ее восхитительных коралловых губ. Вообще-то он не нужен, подвал хорошо звукоизолирован и ни звука не приникнет наружу. Но ей, без сомнения, захочется покричать. Это часть игры. Сопротивление. Борьба. Притворный страх и паника. Я уверен, она отлично сыграет свою роль. Но ей нужно будет выслушать меня, и я не могу позволить ей кричать.

Я придвигаюсь ближе. Это очень важно, чтобы первым, что она увидит, был именно я. Она успокоится, узнав меня в том, кто принесет ей райское блаженство. Ее маленькие пальчики ног не достают до пола пятнадцати сантиметров - и наши глаза находятся на одном уровне. Без сомнения, это придаст ей уверенности и комфорта.

Ее тело вздрагивает, чуть отталкиваясь лопатками от стены. Она висит совершенно свободно. Большие, обшитые поролоном и бархатом наручники, обхватывающие ее запястья, совсем не будут ей мешать, мне невыносима сама мысль о том, чтобы причинить ей боль.

Воздушные ресницы вздрагивают, и наконец, ее глаза открываются. Боже, как она прекрасна! Она смотрит вниз, на пол, над которым беспомощно болтаются ее ступни. Она в полной растерянности. Ничего, это пройдет.

Несомненно, теперь она мучительно пытается понять, как она здесь оказалась. Сложить в одно последние моменты, запечатлевшиеся в памяти.


...Машина, запаркованная в некотором отдалении от кафе - ее смена только что закончилась, жаркий выдался денек. Она идет к своей машине и видит меня, направляющегося в соседний с кафе магазинчик. Она машет мне рукой.

Для меня, она лишь одна из многих чудесных девушек, работающих в этом кафе. Длинные каштановые волосы, зеленые глаза. Стройная и удивительно ладная фигурка. Ее сотрудники часто потыкивают ее в ребрышки, и она смеется восхитительным заливистым смехом. Совершенно обычная девушка. Одна из многих.

Но для нее, я - нечто совершенно особенное. Пусть она еще об этом не знает. Я могу показать ей мир, о существовании которого она не могла даже мечтать. Она мечтает о любви, и я - тот, кто может подарить ей всё.

- Привет. Ваша смена, похоже, заканчивается вместе с моей.

- Извините, я сегодня немного задерживаюсь.

- Тогда до завтра...

Она торопливо отводит глаза. Она испугана и смущена, иногда так трудно признаться себе в своих чувствах. Хотя всё, что нужно порой - всего лишь подтолкнуть в правильном направлении.

- Эм... Прежде чем мы разбежимся - вы не могли бы мне помочь? Похоже, я заблудился...

Секундная заминка; даже я вижу, как она нервничает. Она не может поверить, что действительно говорит со мной, мужчиной своей мечты.

- Ну... я, вообще-то, здесь не очень ориентируюсь...

Я достаю карту:

- На самом деле, я ищу вот это место, оно где-то рядом.

Она делает вид, что у нее совершенно нет времени. Она страшно смущена. Но всё же подходит и наклоняется над картой. Храброе сердечко.

- Что именно?

Она ничего не предпринимает. Она хочет, чтобы первый шаг сделал именно я, она так боится... Хорошо, я давно готов.

Я обхватываю ее за шею.

- Эй!!!

Я должен действовать быстро, пока она не передумала. Я должен решить, что будет для нас лучше всего.

Ткань прижимается к ее лицу, и тут же ее глаза становятся большими и перепуганными. Не мне ее винить. Она решила повернуться спиной к своей прежней жизни; та была скучна и обыденна, но все же так близка и знакома. Она готова к переменам, но перемены всегда тяжелы...


И вот, она просыпается. Ее головка вскидывается, ее глаза встречаются с моими. Я мягко улыбаюсь.

- Привет, дорогая. Всё будет хорошо.

Она узнает меня. Ее глаза расширяются. Она не может сдержать своего восторга, бьется, извивается, кричит и даже пинается. Какой восторг...

Она бесценна для меня, хотя я ее почти не знаю. Я не хочу, чтобы она случайно поранилась. Я трачу пару секунд на то, чтобы обмотать шелковым шнурком ее колени, и затягиваю его на штырьке, торчащем из стены у самого пола. Чуть натягиваю шнур, чтобы ее великолепная фигурка еще больше распласталась на стене. Теперь, в новом приливе восторга она больше не сможет поранить ни себя, ни меня.

Я встаю и вновь придвигаюсь к ней вплотную. Теперь, когда она не может даже пошевельнуться, у нее есть время обдумать свое положение.

Слезы? Какое восхитительное чувство - знать, что я могу сделать ее такой счастливой.

Ее глаза просят меня. Умоляют. Пожалуйста, научи меня всему, что ты знаешь. Покажи мне всё, что видел сам.

- Я покажу. Я научу. Обещаю.

Я глажу ее по волосам. Она извивается, пытается убежать от моей руки. Она совсем незнакома с ощущением ласки от чужого человека. В какой жестокой реальности она жила... Впрочем, теперь она со мной; и я не отпущу ее обратно.

Пришло время показать ей, на что может быть похожа настоящая жизнь. Что такое подлинная свобода. Я позволяю своей руке скользнуть по ее плечу и ниже, по подмышке, мягко перебирая пальцами по гладкой натянутой коже. Она снова извивается.

Увы, это отнюдь не новое ощущение для нее, что меня слегка расстраивает. Мы оба так желаем, чтобы мое прикосновение удивило ее, чтобы я был первым, кто ввел ее в этот чудесный мир... Но ее друзья, к сожалению, успели раньше - по-приятельски потыкивая ее в бока, или перебирая ребрышки в обычной шутливой манере. Она и не подозревала, какая чувственность, какая сексуальность может скрываться в таком невинном ощущении... Но теперь это должно стать для нее кристально ясным. Она чуть не пропустила одну из чудеснейших сторон жизни. И именно мне выпала честь ввести ее туда...

Она глядит на меня, ужасно сконфуженная. Это оказалось так необычно... Она ждала секса, обычного насилия, словно мы были парой диких зверей. Конечно, это яснее всего способно показать, насколько мы любим друг друга; но я хочу прежде освободить ее сознание от уз и оков окружающего мира.

Мои пальцы скользят ниже, пересчитывая ее ребрышки. На сей раз она взвизгивает в абсолютном восторге и восхищении, прекрасный звук ее смеха отчасти заглушен кляпом. Она старается спрятать его, задавить, утаить в себе - я ясно это вижу. Ей ужасно стыдно за свою слабость и уязвимость; но это стыд, внушенный тем ужасным обществом, в котором она жила. Скоро, скоро она забудет свои глупые предрассудки и отдастся своему естеству...

Мои пальцы вгрызаются глубже и глубже, шевелятся всё живее и энергичней. Теперь она по-настоящему рвется из оков, что удерживают ее разум и дух плененными.

Теперь я щекочу обеими руками. Она уже не может вынести это мучительное удовольствие, ее смех переходит в вой. Сладкая пытка стала нестерпимой. Сейчас, когда она в таком состоянии, я могу начать учить ее всему, что могу ей предложить... Я щекочу изо всех сил, я смеюсь вместе с ней, мы тонем, захлебываемся в бесконечном океане обоюдного наслаждения. Я всем своим существом ощущаю ее почти физическое желание прекратить ЭТО. Она никогда не была настолько поглощена своими ощущениями. Я должен, обязан поднять их на абсолютную, никогда не достигаемую ей прежде высоту.

Ее глаза стекленеют. Она начинает слабеть, ее судороги продолжаются, но уже вполсилы. Я отпускаю ее нежные бока и отхожу назад.

Чтобы прийти в себя, ей требуется несколько минут; я терпеливо жду. Несколько слез падают на пол и на ее пальчики ног. Ее печальный вид буквально разрывает мое сердце. Она так хочет, чтобы ее тело могло выдержать больше. Она чувствует, что расстроила меня, сдавшись так скоро... Она не подозревает, насколько далеки ее страхи от истины.

- Не бойся, любимая. Это ничего не значит. Вместе - мы справимся с этим!

Я глажу ее по волосам.

- Очень скоро я смогу щекотать тебя куда дольше, чем тебе это представлялось возможным.

Плач усиливается. Она так рада, ей не терпится доказать свою выносливость, свою готовность к этой волшебной игре, отдать мне себя - целиком...

- Извини, дорогая, я сейчас вернусь.

Мне совершенно не хочется ее оставлять, но реальная жизнь не ждет никого.

Перед тем как уйти, я замечаю, что она все еще висит над полом на руках. Я знаю, что ей хочется остаться в таком положении. Отдаться своим фантазиям. Возможно, в мечтах она представляет себя рабыней. Или даже жертвой какого-нибудь маньяка-киднеппера.

Но я не могу оставить ее так, ее руки просто не выдержат. Я опускаю цепь, кончики ее пальцев касаются пола, чуть переступая, пока она пытается удержать равновесие со связанными коленками.

Она бесценна для меня, хотя я ее почти не знаю. Я не хочу, чтобы она поранилась - даже случайно, в приливе восторга и энтузиазма. В конце концов, я же не маньяк...

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно