Архив Новостей Все о Щекотке Реальность, как она есть Форум Щекотка.Ру Подробности
 
eng rus
 
 
 
Хостер проекта - ht-systems.ru
Нежное убеждение Нежное убеждение

ВНИМАНИЕ! Этот перевод содержит эротические сцены, и в связи с этим не рекомендуется для прочтения лицами не достигшими совершеннолетия. Некоторые моменты могут быть интерпретированы как сцены насилия. Если что-то вызвало оскорбление ваших религиозных, политических, философских, гастрономических и иных чувств - претензии предъявляйте автору оригинала.



- Слишком много пыли, - вздохнула Луз, протирая бронзовую статуэтку дикого жеребца. Она посмотрела вокруг, изучая одну из комнат в особняке Дона Роберто. Хозяин любил картины и украшения, имеющие отношение к Дикому Западу, и дом был полон ими. Здесь были статуэтки лошадей, ковбоев и индейцев, модели поездов и фургонов, классические американские пейзажи на полотнах, и даже ритуальный наряд индейского вождя, украшенный многочисленными орлиными перьями. Все комнаты в доме были оформлены в подобном стиле, и сводная сестра Дона Роберто, Эвелин, любившая украшать дом цветами, жаловалась, что коллекция ее брата чересчур уж велика.

Кларита оторвалась от протирания кофейного столика.

- Да, Луз, работы много. Но работать для мисс Эвелин - такое удовольствие, что я не возражаю.

Луз была старшей среди домработниц, как по возрасту - ей было сорок - так и по положению. Внешне она была очень симпатична со своей тонкой талией и черными как смоль волосами. Остальным девушкам, работавшим в доме Дона Роберто и Эвелин - Кларите, Кармеле, Элените, Анарозе и Рафаэле, было всего около двадцати. Луз улыбнулась Кларите. Она почти завидовала им; их большие карие глаза, ангельские лица и длинные черные волосы делали их более невинными, чем на самом деле. Луз знала это. Она была уверена, что для Клариты и ее подруг каждый день был полон забав и игр, проделок и приключений.

Она не могла ставить в вину девушкам их восхищения мисс Эвелин; та была привлекательна и относилась к обслуге с теплотой и щедростью. Смех и шутки всегда сопровождали хозяйку. С тех самых пор как они со сводным братом купили это поместье - это случилось полтора года назад - мисс Эвелин относилась к Луз и остальным как к своей семье. Она была еще совсем молодой - ей было около двадцати - на 15 лет моложе своего брата. С другой стороны, Дон Роберто не делал никаких попыток скрыть свое презрение к нанятой его сестрой прислуге. Его жалобы и насмешки давно стали обычным делом.

- Ладно, ладно, - ответила Луз, мягко улыбаясь. Она вновь сосредоточилась на работе.

Кларита последовала ее примеру.

- Да, я знаю, - вздохнула она, - но...

Влетевшая в комнату Эленита прервала ее на полуслове:

- Слышали? Мисс Эвелин только что упаковала свои вещи и уехала!

- Что? - Луз и Кларита воскликнули одновременно.

- Что слышали! Она сказала мне, что возвращается в Акапулько и отсылает назад свои вещи, - продолжила рассказ Эленита. - Она выглядела очень грустной. Она всегда любила этот дом.

- Но почему она уехала? - Луз услышала в голосе Клариты смесь удивления и разочарования.

Эленита ответила с некоторой обреченностью:

- Ей пришлось продать свою половину состояния Дону Роберто.

- О, нет, - Кларита уронила пыльную тряпку на пол.

Луз посочувствовала подругам. Все знали, что когда Эвелин и Дон Роберто унаследовали состояние, то он согласился отдать сестре все полномочия, связанные с работой прислуги. Также все знали, что жадный и безжалостный Дон Роберто, или скорее его адвокаты, ищут лазейки в завещании, позволящие ему заполучить и другую половину состояния.

В комнату вбежали Рафаэла, Кармела и Анароза.

- Уже слышали новость? - Анароза скользнула взглядом по лицу Луз.

- Да, - ответила та. - Хоьелось бы мне, чтобы что-то можно было еще сделать. Кто-нибудь говорил с ним?

- Нет, - ответила Эленита. - Он недавно купался и теперь дрыхнет в своей спальне.

- И вообще, - произнесла Рафаэла, - если он уже получил долю мисс Эвелин и решил выгнать всех нас, то что мы можем такого ему сказать, чтобы он нас выслушал?

- Ты конечно права, - ответила Луз. - Ничего из того, что мы можем сказать его не убедит. Мы все знаем, что он упрям как осел, когда дело касается денег, и знаем как он к нам относится.

- Верно, - добавила Кармела. - А теперь, когда мисс Эвелин уехала, он здесь самый главный.

Луз медленно покивала головой.

- Я всего лишь хочу, чтобы мы хоть что-то могли сделать.


* * *


- На помощь! Помогите!! - крик Дона Роберто разорвал тишину в доме.

Луз и девушки выскочили в коридор прямо в пижамах, протирая сонные глаза и пытаясь привести мысли в порядок.

- Что это? - Рафаэла озвучила интересовавший всех вопрос.

- Помогите!!

- Да это - Дон Роберто! - узнала Анароза.

Они помчались по спиральной лестнице наверх. Там они увилели свет, льющийся из приоткрытой двери спальни в темный коридор. Они остановились, обуреваемые тревожными предчувствиями. Луз очень медленно приблизилась к двери и заглянула в комнату.

В спальне Дона Роберто царил беспорядок. Ящики шкафа были открыты, и Луз с первого взгляда определила, что многие ценные вещи теперь заимели нового хозяина. Стеклянная дверь на балкон была распахнута, и теплый сухой бриз дул в спальню.

Дон Роберто лежал на большой шикарной кровати с четырьмя высокими медными стойками; жирный, избалованный, одетый в шелковую пижаму и обутый в шлепанцы. Длинная бархатная веревка, оторванная от штор, была использована ночными гостями, чтобы привязать его запястья и лодыжки к стойкам кровати. Рядом с кроватью валялась книга. Воры очевидно хорошо изучили ночной ритуал хозяина: приняв ванну, он немного читал, и засыпал. Видимо, как только они услышали его храп, то вошли в комнату и связали его.

Кларита еле сдерживала хихикание.

- Не стойте там, черт вас дери, помогите мне! - заорал Дон Роберто.

Луз подбежала к стеклянной двери, остальные девушки тоже протиснулись в спальню. Она выглянула наружу, быстро осмотрелась, а затем вернулась в комнату, закрыв дверь.

- Вы, должно быть, спугнули их своим криком, - объяснила она, отрывая съехавшую с его рта ленту. - Вот так. - она бросила ее на ночной столик.

- Прекрасно! Вы собираетесь сегодня меня развязать? - Дон Роберто все еще не мог успокоиться.

Луз, аккуратно ступая босыми ногами, обошда вокруг кровати и встала с ее левой стороны. Кларита восхитилась ее мягкими кошачьими движениями.

- Может быть, Дон Роберто, - произнесла Луз, - а может быть и нет...

- Что? Что? О чем это ты, а? - проревел Дон Роберто. - Что здесь вообще происходит? Ну-ка развязывайте меня немедленно!

Луз медленно покачала головой:

- Только после того, как мы с вами поговорим. Думаю, что все мы хотим попросить Вас пересмотреть ситуацию с мисс Эвелин.

- Верно, - добавила Анароза. - Это разбило ей сердце. Мисс Эвелин так любила нашу усадьбу.

- А-а-а, вот оно что, - Дон Роберто говорил уже спокойнее. - Так вот, что вы задумали. Испугались, что окажетель на улице, а? Хорошо, позвольте мне сообщить, что я вышвырну вас всех не моргнув глазом, если вы не развяжете меня сию же секунду!

- Мы в любом случае уволимся, - буркнула Кларита.

- Если Вы не вернете все, как было, - добавила Кармела.

- Вы уверены, что не передумаете? - спросила Луз.

- Полностью! - категорично провозгласил Дон Роберто. - Теперь помогите мне освободиться, или к вашему увольнению прибавится ваш арест!

- Ну вот, видите? - воскликнула Рафаэла, всплеснув руками. - Мы ничего не можем сделать, чтобы заставить его передумать!

- Ну, тогда..., - Луз подошла к стойке, чтобы распутать узел.

- Стойте! - закричала Кларита. - Мы должны сделать с ним то, что он действительно ненавидит, то, чего он терпеть не может! Мы должны... Всли..., - она стучала кулачком по бедру с расстройством, и наконец выпалила первое, что пришло ей в голову. - Мы должны пощекотать ему пятки!

- Что!? - хором произнесли другие.

Дон Роберто уставился на девушку, не веря собственным ушам. Луз, хихикая, отошла от кровати.

- Ладно, ладно, - до Клариты дошло, что она только что предложила. - Давайте попробуем!

- Вы спятили? - закричал Дон Роберто.

- Откуда ты знаешь, что он боится щекотки? - спросила Анароза.

- Он очень боится щекотки, - ответила ей Эленита. - Как-то я видела, как мисс Эвелин царапнула ему пятку, когда он был в бассейне. Он аж подпрыгнул и заорал на нее. Он действительно это ненавидит.

- Да уж, - наконец проговорила Луз, все еще хихикая, - возможно это не такая уж плохая идея.

- Вы спятили, говорю я вам! - снова закричал Дон Роберто. - Освободите меня сечас же!

- Думаю, пощекотать ему пятки - хорошая идея, - улыбнулась Рафаэла.

- Да, - сказала Луз. - Мы можем щекотать его, пока он не согласится вернуть мисс Эвелин, даже если придется ее умолять вернуться сюда. Если он этого не сделает, то нам нечего терять и мы можнм продолжить щекотать и щекотать его бедные пятки.

- Нет! Прошу вас!

- Да! - усмехнулась Кармела. - Давайте пощекочем ему пяточки!

- Итак, Вы не передумаете? - переспросила Луз.

Дон Роберто откинулся на подушку:

- Ни за что! И у вас будут серьезные проблемы, если...

Луз, проигнорировав угрозу, подошла к стойке кровати и встала на колени рядом с его левой ногой. Затем она медленно стянула с него обувь, положила ее на пол и некоторое время разглядывала его голую подошву. Ноги Дона Роберто были так же избалованы, как и остальное тело: мягкая гладкая кожа без следа сухости.

Дон Роберто поднял голову насколько смог и произнес угрожающе:

- Предупреждаю, Луз...

- Щекочи его пятки! - Кларита придала своему голосу самый жестокий оттенок. - Щекочи их!

Луз придвинула обе руки к подошве, иак что кончики ногтей левой руки оказались под пальцами его ноги, а ногти правой руки - сбоку. Пчень медленно, очень мягко, она стала вести их вниз по его подошве. Сначала его нога дернулась вперед и назад, а он завопил отборную брань, суть которой сводилась к требованию прекратить, но ее ногти остались на его подошве и продолжали передвигаться вперед и назад, из стороны в сторону. Напрасно он пытался избежать нежных касаний ее пальцев. Когда ее ногти добрались до его пятки и лодыжки и стали кружиться там, то его нога задергалась так, словно перестала слушаться ее владельца и решила для себя, что бесполезно и пытаться избежать этого мягкого бесящего щекотания.

- И-хи-хи-хи! Хиии-хихихихи!! - захихикал Дон Роберто.

Остальные девушки пристально наблюдали за происходящим; Кларита и Кармела кусали ноготь, покачиваясь на носках, и усмехались, другие же стоялм словно зачарованные. Все они безумно боялись щекотки, особенно на голых подошвах. Если бы Луз, или кто-то еще, стали их щекотать, то они сломались бы с диким криком. Дон Роберто похоже боялся щекотки еще сильнее, он казалось совсем обессилел в своей борьбе с веревками, стягивающими его запястья и лодыжки, и теперь смирно лежал, лишь слегка похихикивая и терпя нежнын прикосновения Луз. Ее пальцы медленно двигались вверх и вниз по подошве, ее ногти чуть задевали его кожу, очень медленно и очень мягко лаская голую ступню. Ее руки ритмически двигались вверх и вниз, снова вверх и вниз, закрывая его подошву. Девушки понимали какой пыткой для Дона Роберто является эта нежная щекотка, и радовались этому.

Луз посмотрела на них, не переставая поглаживать ногу:

- Ну, - сказала она, усмехаясь, - можете помочь мне, если хотите.

- Нееет! - прокричал Дон Роберто. - Хиииихихихихихи! Хва-ааа-атит! И-хи-хихи-хи! Щеко-оихихихи-тно!!

Кларита, все еще кусая ноготь, оглядела своих подруг и поймала озорной огонек, вспыхнувший в глазах Элениты. Они быстро кивнули друг дружке и через мгновение оказалист рядом с правой ногой Дона Роберто: Кларита на коленях на полу, а Эленита присела на край кровати между ногами мужчины. Кларита быстро сдернула обувь с его поги и они с подругой немедленно стали ощупывать подошву.

- А-ха-ха-ха! И-хи-хи-хи-хи! Сто-охо-хо-хо-йте!

Кларита очень медленно, почти лениво двигала одним ногтем вверх и вниз. Она не меняя темпа поглаживала подощву от среднего пальца к середине и до центра пятки, а затем возвращала нежный палец, и так снова и снова, щекоча и щекоча. Эленита же использовала все пять пальцев, почти так же как и Луз, мягко лаская ногу от кончиков пальцев, до лодыжки, из стороны в сторону, будто ласкада свою любимую кошку.

- А-ха-ха-ха-ха-ха! - истерично вопил Дон Роберто.

Анароза что-то шепнула Рафаэле, и та с восторгом закивала головой. После чего обе девушки быстро улетучились из спальни.

Кармела не обратила внимания на уход подруг. Она стояла , охваченная волнующим чувством, наблюдая как Луз, Кларита и Эленита применяют столь тонкую и изощренную, но очень интенсивную пытку. Она подошла поближе, неотрывно смотря на дергающиеся ноги Дона Роберто.

Продолжая ласкать подошву левой ноги, Луз пригласила Кармелу:

- Ну, иди сюда!

Кармеле не пришлось повторять дважды. Она моментально встала на колени рядом с его левой ногой и протянув все пять пальцев к его пятке, очень быстро пошевелила ими.

- Хее-хее-хаа-хаа-хааа! - это напоминало скорее ржание. - Сто-охо-хо-хо-хо-йте-хе-хе! НЕ ЩЕ-ХЕЕ-ХЕЕ-ХЕЕ-КО-ХО-ХО-ХО-ЧИ-ХИ-ХИ-ХИ-ТЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ!!

Кармела нежно шевелила кончиком пальца по чувствительной дуге подошвы, щекоча и щекоча ее, затем перешла к пятке, потом добралась до уязвимой точки под пальцами ног, и вновь вернулась на дугу, чтобы задержаться там на долгий мучительный момент борьбы пальцев против гладкой кожи, под названием "щекотка". "Пощекочем, пощекочем, пощекочем!" - ворковала она, и этот дразнящий голос казалось делал смех Дона Роберто еще тяжелее. Слезы струились по его лицу, он истерично вопил, но его ноги лишь едва дергались и оставались доступными для мягкой, беспощадной щекотки четырех женщин.

- Пощекочем, пощекочем, пощекочем! - продолжала насмехаться Кармела. - Как я люблю щекотать пяточки! Щики-щики-щики!

Анароза и Рафаэла возвратились, загадочно улыбаясь. Они приблизились к Луз, держа руки за спиной, и Рафаэла что-то шепнула ей на ухо.

Луз рассмеялась и сделала прерыв в своем занятии.

- Минутку, девочки, - сказала она другим щекотальщицам, которые тоже остановились, хоть и весьма неохотно.

Смех Дона Роберто стал затихать и сменился тяжелым дыханием:

- Хватит... хватит...

- Мы перестанем, Дон Роберто, - сказала Луз и услышала за спиной разочарованные вздохи. В глубине души она и сама осознавала, что ей нравилось мучить этого ублюдка, а план Рафаэлы и Анарозы добавил бы интенсивности пытке, но она помнила и цель всех их действий - убеждение Дона Роберто.

- Нет никакого смысла Вам терпеть дальше, - сказала она, когда его дыхание пришло в норму. - Все, что нужно сделать - попросить мисс Эвелин вернуться и скомандовать адвокатам "отбой".

Его бешеный взгляд ответил лучше всяких слов.

- Стервы! Скоро все окажетесь за решеткой! Гарантирую вам это! Быстро развяжите меня!

Луз даже почти обрадовалась, что он оказался настолько упрям. Ее подруги почувствовали то же самое: Кларита, Эленита и Кармела с нетерпением ожидали продолжения пытки, а Анароза и Рафаэла хотели поскорее испробовать их секретный и жестокий способ.

- Последний шанс, Дон Роберто. Вы сделаете это?

- Никогда! Можете убить меня!

- О, нет-нет! Мы этого не сделаем! Мы всего лишь защекочем Вас до потери рассудка! - Луз кивнула остальным.

- Нетт! - завопил Дон Роберто. Не обращая на это внимания, Кларита, Эленита, Кармела и Луз снова принялись наслаждаться игрой с его ногами. Кларита вновь стала водить одним пальцем по его голой правой подошве, нажимая теперь немного сильнее. Эленита также не изменила техники: ей нравилось ощущение прикосновения пальцами к гладкой коже и она продолжила свои мягкие ласки. Луз стала нежно действовать ногтями, мягко проводя ими от пальцев ног к лодыжке, и повторяла этот путь другой рукой, позволяя своим ногтям слегка касаться кожи. После борьбы ногтя с голой подошвой, Кларита убрала свою руку и изменила технику - она неожиданно вспомнила однажды виденный мультфильм, в котором для того, чтобы мучить женщину использовали кошек - она припала ртом к гладкой дуге подошвы, и мягко поцеловала его там. Почувствовав легкий аромат туалетного мыла, она облизала дугу, двигая кончик языка к пятке и обратно, и так снова и снова, облизывая его чувствительную дугу.

- Ха-ха-ха-ха-ха! Умо-хо-хо-хо-хо-ля-а-ха-ха-ю! - выкрикнул Дон Роберто. - Не на-аха-ха-ха-ха-ха-до-хо-хо-хо-хо! Щеко-хо-хо-хо-хо-хо-тно!!Сто-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-йте!! Ха-ха-ха-хо-хо-хо-хо!

Рафаэла и Анароза обошли кровать с разных сторон, и залезли на нее, по бокам от хохочущего мужчины. Дон Роберто даже не замечал их, пока они не стянули с него штаны, обнажив его мужское достоинство. Его член трепетал от раскатистого хохота.

Рафаэла щелкнула пальцем по его мягкому члену:

- Похоже он не сильно впечатлен нашей щекоткой, а?

Анароза зловеще усмехнулась:

- Но ведь мы можем ему в этом помочь, ведь так?

Девушки подняли то, что они принесли в спальню - два длинных, жестких орлиных пера, которые они оторвали от ритуального индейского наряда - и стали щекотать его член.

Бедра Дона Роберто выгнулись и он завыл:

- НЕ-ХЕ-ХЕХЕ-ТТТ!!! НЕ ЗДЕ-А-ХА-ХА-ХА-ХА-СЬ!!! УМОЛЯ-А-ХА-ХА-ХА-ХА-ХАЮ!!!!

- Ой, какое щекотливое место! - усмехнулась Рафаэла.

- Пощекочем, пощекочем, пощекочем, - ворковала Анароза. - Защекочем, защекочем!

Его член начал раздуваться и приподниматься сразу после того, как девушки коснулись его перьями.

- Щики-щики-щики, - дразнила Рафаэла, - ути-пути-пути!

Член был уже полностью вертикален и колебался из стороны в сторону от сотрясавшего все тело хохота. Анароза и Рафаэда продолжали щекотать его, быстро перемещая кончики перьев вверх и вниз.

- Пощекочем, пощекочем, пощекочем, - прдолжала насмехаться Рафаэла. - Щекочите ему пятки, девочки! Защекочите их!

- Агаа! - вторила ей Анароза. - Пощекочем здась! Пощекочем Дона Роберто, пощекочем, пощекочем!

- НЕ-Е-ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕХЕ-ХЕ-ХЕ!! О-ХО-ХО-ХО-ХО-ХО-ХО!!

Девушки продолжали щекотать Дона Роберто, не обращая внимания на его вопли. Кларите двигала своим пальцем по его правой подошве все быстрее и быстрее. Эленита продолжала любовно ласкать его правую подошву. Луз сконцентрировалась на области под пальцами ноги, а Кармела облизывала подошву так, будто она была намазана медом.

Анароза и Рафаэла нашли себе мишень в виде красной раздутой головки члена. Их перья двигались очень быстро, беспощадно касаясь головки.Несколько раз перья столкнулись, но девушкам и в голову не пришло поискать другое место: они щекотали и щекотали эту сверхчувствительную плоть.

- НЕЕЕТТ!! СТО-ХО-ХО-ХО-ЙТЕ!!! УМО-ХО-ХО-ЛЯЮ!!! Я СДЕЛАЮ ВСЕ!!! ВСЕ ЧТО ХО-ХО-ХО-ХО-ТИТЕ!!!! ТОЛЬКО НЕ ЩЕКО-ХОХО-ХО-ХО-ХО-ЧИТЕ!!!!

- Он сказал что-нибудь? - невинно спросила Рафаэла, продолжая щекотать пером Дона Роберто.

- Не слышала, - ответила Анароза. - Пощекочем, пощекочем!

Эти шесть женщин щекотали и щекотали Дона Роберто. Они щекотали его член. Они щекотали его пятки. Они щекотали и щекотали.

Смех Дона Роберто был уже не похож на смех. Его бедра дергались, ноги тоже, он тихо рыдал и задыхался.

Луз махнула девушкам рукой:

- Хватит! Мы не хотим его убить.

Рафаэла и Анароза моментально отвели перья; они заметили, что он был на краю оргазма и решили, что лучше не давать ему кончить.

Для других девушек потребовалось еще несколько секунд: казалось, что они подхватили "щекоточную лихорадку" и смысл их жизни свелся к тому, чтобы щекотать беспомощные ноги Дона Роберто. Все же они неохотно прекратили свое занятие.

Луз встала с пола и подошла к ночному столику, где стоял телефон:

- Что ж, Дон Роберто. Поиграли и хватит. Я наберу номер, и Вы это сделаете.

Хотя дыхание Дона Роберто почти пришло в норму, он лишь молчаливо кивнул.


* * *


Когда мисс Эвелин вернулась в усадьбу, ее сводный брат не вышел ее поприветствовать. Он заперся в своем кабинете сл свлими картинами и украшениями... всеми, которые остались, кроме индейского наряда. Он расстался с ним сразу же, как с напоминанием о том, что его воля была сломлена девушками из прислуги.

А они тем временем приветствовали мисс Эвелин, вернувшуюся назад.

Она смотрела на них и улыбалась:

- Как хорощо вернуться домой! Я не могу выразить словами как счастлива от того, что Дон Роберто изменил свое мнение. - она обратилась к Луз. - Это невероятно, что он согласился выслушать вас. Как же вам удалось его переубедить?

Молодые девушки захихикали, а Луз пообещала когда-нибудь рассказать подробности.

- Пока я скажу лишь то, - сообщила она, подмигивая, - что любой человек придет в чувство после такого ... нежного убеждения.

— ◊ — — ◊ —

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно