eng rus
 
 
 
Site placed on ht-systems.ru
Медовый месяц Медовый месяц

ВНИМАНИЕ! Этот перевод содержит эротические сцены, и в связи с этим не рекомендуется для прочтения лицами не достигшими совершеннолетия. Некоторые моменты могут быть интерпретированы как сцены насилия. Если что-то вызвало оскорбление ваших религиозных, политических, философских, гастрономических и иных чувств - претензии предъявляйте автору оригинала.



Они сидели обнявшись на полу, на пушистом белом ковре. Его голова была на ее коленях, ее пальцы гладили его темные волосы. Он мечтательно улыбнулся своей красивой молодой жене.

- Я люблю тебя, Рили.

- Я тоже люблю тебя, Алан. - Она вернула ему теплую улыбку.

Они поженились менее 36 часов назад в небольшой часовне рядом с домом ее родителей. Но сейчас они были уже двлеко, вдали от всех, в маленьком домике в горах в городке, название которого Рили даже не могла припомнить, но знала, что это то место, которое она никогда не забудет. Это был их с Аланом медовый месяц.

Рили провела рукой по своим длинным вьющимся черным волосам, откинула их назад и наклонилась, чтобы подарить своему молодому мужу чуткий поцелуй. Ее рука поползла вниз по его груди, животу и нырнула в трусы.

- Я уже готов, - промолвил он, отвечая на ее поцелуй.

Рили хихикнула. Она отодвинулась от него и теперь стояла, смотря вниз на своего возлюбленного. "Он великолепен", - подумала она. Он смотрел на нее глазами, столь же зелеными как летние дубовые листья. Его тело горело жаром здорового мужчины, готового подарить ей любовь ... снова и снова. Торс был скрыт под тонкой белой футболкой, а ноги - под боксерскими трусами, которые Рили сочла самыми отвратительными из всех ею виденных. Но она знала каждый дюйм его тела, тела которое теперь принадлежало ей.

- О, ты хочешь поиграть? - Алан привстал и игриво подмигнув жене повалил ее на огромный, но тем не менее уютный диван. Шутливо скрепив руки Рили, он обрушил на ее лицо и шею дождь поцелуев и покусываний. Рили извивалась и хихикала под ним:

- Стой, Алан! - Ее щеки стали пунцовыми. - Стой! Я хочу поиграть с тобой.

- Мы и играем, - его поцелуи стали более нежными.

- Нет, глупыш, - она притворно толкнула его. - В другую игру.

Алан глубоко вздохнул:

- Ну ладно. Я должен встать?

Рили оглядела диван, и ее губы медленно раздвинулись в усмешке:

- Нееет.

- Хорошо, и что твоя игра предполагает?

- Нууу ... для одного - беспомощность, - ее брови изогнулись.

- И для кого из нас? - с интересом спросил Алан.

- Сначала для тебя, - она поцеловала кончик его носа, - затем для меня.

Он усмехнудся:

- Вообще-то я джентельмен, а джентельмены всегда пропускают леди вперед.

- Не сегодня, любимый. Это моя игра, мои правила, и я говорю, что ты будешь первым. А сейчас позволь мне начать.

Алан мгновение колебался, но затем пожал плечами и пошел вслед за женой, направившейся в спальню. "И в какую же извращенную игру я вляпался?" - подумал он. Алан довольно скептически оценил проявившийся интерес Рили к садомазохистским штучкам. За время их почти полуторагодового знакомства она ни разу не предлагала ему ничего подобного. Но он не собирался отступать, тем более, что рассчитывал взять реванш на следующем этапе.

- Эта игра - "Как хорошо Вы знаете супруга", - объяснила Рили, появившись в спальне с чем-то, здорово напоминавшим галстуки-бабочки в руках. Она спрятала их в чемодан в последний момент, для "особого случая".

Энтузиазм Алана мгновенно улетучился. Он отвел взгляд и почти обиделся.

- Ладно, Рили. Мы теперь женаты. Я не хочу играть в дурацкие игры типа "Узнай, кто".

Она встала перед ним и погрозила наманикюренным пальчиком.

- Я вышла замуж за такого глупыша. Это не игра "Узнай, кто". Это игра "Как хорошо ты знаешь свою супругу". Это будет забавно. - она чмокнула его в губы. - Доверься мне. - она широко улыбнулась. - А теперь - в исходное положение: на спине, руки выше головы.

Алан нерешительно подчинился. Рили тщательно привязала его руки к изголовью кровати. Она стояла над ним в своей тонком розовом пеньюаре. У нее была бледная кожа, которая казалась Алану мягкой как лепестки роз. Продолжая свое дело, она наклонилась к нему, и он заметил, что мягкий свет от камина сверкал в ее черных как смоль волосах. Ее глаза цвета золотого виски любовно мерцали. Закончив с запястьями она занялась его лодыжками, пока он думал о своей любви к ней. И о том, что она принадлежит ему.

- Так, а теперь, - она выпрямилась и посмотрела вниз на своего пленника, - надо проверить.

Алан изо всех сил дернулся. Нет, освободится он не мог.

- Прекрасно. Тогда начнем забаву, Рили медленно оседлала своего мужа, так что ее колени оказались на его боках. Она взглянула на него и облизнула верхнюю губу.

Алан почувствовал напряжение в паху. Он судорожно сглотнул.

- И что дальше?

Рили встрепенулась, очнувшись от своих мыслей.

- А? Да. Теперь я стану задавать тебе вопросы обо мне. - она положила правую руку на его живот и медленно провела кончиками пальцев по его тонкой футболке.

Алан не отрываясь смотрел не руку Рили.

- И?

- И, - продолжила она, - если ты ответишь правильно, то получишь поцелуй. - Она улыбнулась самой очаровательной из своих улыбок.

Движущаяся рука Рили, путешествующая вверх и вниз по его животу приковывала внимание Алана. Он снова сглотнул.

- А если я отвечу неправильно? - он метнул взгляд от руки Рили на ее лицо, и обратно.

Рили просунула свои проворные пальцы под футболку Алана и погладила голую кожу его живота.

- Если ты ответишь неправильно ... я тебя пощекочу.

Это были те слова, услышать которые в подобных обстоятельствах Алан боялся больше всего на свете. Он с удвоенной силой попробовал освободиться.

- Рили, крошка, я не хочу играть в такую игру. Я не ...

- Тссс, - она прижала палец к его губам. - Уже слишком поздно, дорогой. Теперь ты мой. Мой. - Она нежно коснулась его щеки. - Ты любишь меня, я знаю это, но давай посмотрим как хорошо ты знаешь меня.

Алан не мог понять как он позволил ей связать его. О чем он думал? Как он вляпался в это? Он любил нежные касания своей жены, но не любил быть беспомощным,... и смертельно боялся щекотки.

- Итак, правила, -провозгласила Рили. - Как я уже сказала, за правильный ответ ты получаешь поцелуй, так сказать "награду", а за неправильный я тебя щекочу. Чем тяжелее вопрос, тем больше награда при правильном ответе и дольше щекотание при неправильном.

Алан чуть не захныкал. Он надеялся, что знает свою жену достаточно хорошо.

- Готов, дорогой? - ловкие пальцы Рили поползли за волосами на его животе под резинку трусов.

- Хорошо, - хрипло оветил он. "Насколько плохо мое положение?" - подумал он.

- Сколько мне лет?

- Двадцать девять.

- Очень хорошо, - она наклонилась и поцеловала его. - А что я сама говорю в ответ на этот вопрос?

Даже несмотря на ситуацию, Алан не смог сдержать улыбки.

- Двадцать пять.

- Хороший мальчик, - она снова поцеловала его. - Где я закончила школу?

Алан почувствовал, что его грудь напряглась.

- Ээээ..., - он замялся, но через мгновение воскликнул, - Кедер-Крест! Кедер-Крест. Уфф..

Он облегченно вздохнул, и ее губы одарили его еще раз.

- Мой любимый предмет в колледже?

Боже. Боже! Он это знал? Кажется она никогда не говорила ему, или говорила? Они познакомились уже после окончания колледжа. Как он, черт возьми, может знать ее любимый предмет?

- Пять секунд, - начала обратный отсчет Рили.

- Боже! Эээ ... антропология?

Зловещая усмешка озарила лицо Рили.

- Геология? Криминология? Черт! Хренология!! - сердце Алана уходило все ниже по мере того, как Рили качала головой.

- Нет такого предмета, дорогой. Ты заслужил минуту пытки щекоткой.

Широко улыбнувшись, она аккуратно приподняла его футболку до середины груди и спустила его трусы. На мгновение она удивилась, наблюдая его частое дыхание.

- Рили, - попытался использовать свой последний шанс Алан, - Рили, пожалуйста...

- На старт! Внимание!! Марш!!!!

Рили безжалостно напала на живот Алана. Ее ловкие пальцы извивались и танцевали по животу к бокам и обратно. Сидя на его ногах, она была похожа на пианистку. Алан корчился и смеялся так, как не смеялся никогда ранее. Он вырывался из пут со всей своей энергией, крутился и ворочался, пробуя спрятать свой чувствительный живот от пальцев своей жены. Но тем не менее она щекотала и щекотала его.

Затем она остановилась. Алан глубоко вздохнул. Его глаза увлажнились, голая кожа покалывала от мучительной ласки Рили. Так безжалостно его не щекотали никогда в жизни. И он был совсем не уверен, нравится ли ему это.

- Следующий вопрос,- Рили продолжала игру, как будто ничего не случилось. Обе ее руки на животе Алана подрагивали в ожидании следующего раунда.

Алан вытаращил глаза.

- Детка, постой, давай отдохнем? Я должен отдышаться. Мне нужно...

- Тебе нужно, любимый, ответить на следующий вопрос правильно. Тогда и сможешь отдышаться. Какая у меня любимая одежда?

- Да я не зна..., - Алан сдержал себя. Он должен был знать. Думай, думай! Эврика! - Твоя старая футболка "Ред Сокс"! - закричал он. Но награды не последовало, а руки Рили заскользили под его футболкой к подмышкам. Алан заволновался.

- Но ты любишь надевать эту футболку! Любишь! Нет ... умоляю .. не надо ...

- Да, я люблю ее носить, - ответила она, приблизив свои пальцы к чувствительным ямкам. - Но не настолько, насколько я люблю носить твою старую рубашку выпускника колледжа.

Аллан закрыл глаза и выругался. Он вспомнил, что Рили носила эту рубашку всякий раз, когда у них выдавался свободный день друг для друга. Но откуда он мог знать, что она у нее любимая? Он что ей, экстрасенс?

- Пять минут щекотки, - провозгласила она и напала на его подмышки. Она вредно хихикала в то время, как ее возлюбленный корчился и умолял пощадить его. Его торс был для нее игровой площадкой, и она собиралась исследовать каждый его дюйм. Она играла, вызывая дикий хохот ее мужа. Ей захотелость щекотать его без остановки целую вечность.

Когда минуты пытки закончились, Алан был готов расплакаться.

- Я не хочу больше играть, Рили, - стонал он. - Я этого не выдержу ... не вылержу...

- Тише, Алан. Мы еще только начали. Ты же не хочешь испортить мне удовольствие в наш медовый месяц?

Она собиралась вызвать чувство вины. Прекрасно. Позвольте милой девушке позабавиться. Хорошо, он может потерпеть. По крайней мере, так говорил себе Алан. Он глубоко вздохнул.

- Следующий вопрос?

Рили усмехнулась, довольная тем, что он поддался на ее хитрость.

- В каком месте мы впервые занялись любовью?

Вздох облегчения вырвался из груди Алана. Этот ответ он знал.

- В холле вашего дома.

- Ай-яй-яй, - пальцы Рили снова стали описывать круги по его животу. - Да, я помню, ты ТРАХНУЛ меня около стены в холле. Но ЛЮБОВЬЮ мы занимались впервые в твоей квартире на водяном матраце. - Она довольно хихикнула.

- Это не честно! Вопрос на засыпку!

- Хммм.. пожалуй ты прав. Это был трудный вопрос. По правилам, трудные вопросы ведут к тяжелым последствиям. - Она обняла руками его талию так, что большие пальцы оказались в складках, где живот переходил в бедра. - Пятнадцать минут щекотки.

- Пятнадцать?? - Алан взвыл. - Рили-ихахахахахах!

Тело Алана выгнулось и превратилось в напряженный мост. Рили ввернула пальцы в чувствительные складки и беспощадно вертела ими. Лицо ее мужа стало похожим на свеклу, а его бесконечный смех усилился, когда она переместила пальцы в его уязвимый пуп.

- Ути-пути-пути! Наш мальчик боится щекооотки!

- Рииии-лииииии, - кричал Алан между припадками смеха, - Нет!! Нееееетттт! Я больше не могууууу!!!

Но его жена продолжала, как казалось Алану, самую жестокую и истощающую пытку из всех, какие он знал. Ее ногти царапали и скребли по напряженным мускулам его пресса. Он полностью потерял контроль над движениями своего тела, чтобы пробовать увернуться от щекочущих касаний.

Наконец, Алан почувствовал, что руки Рили оставили его тело. Он задыхался. Его голова качалась от кашля вперед и назад на подушке .

- Что, пупсик? - Рили наклонилась и прижалась к нему щека к щеке. - Что ты говоришь?

- ..не могу. Я больше не могу. Я, - он прокашлялся. - Боже мой, Рили, я умоляю. Я сделаю что угодно. Что угодно!

Алан напрягся в своих путах. Все что он хотел, это обнять свою жену.

- Только не щекочи. Не щекочи меня снова, - прохрипел он.

Рили посмотрела в глубокие зеленые глаза Алана и провела рукой по его жестким темным волосам.

- Последние два вопроса, сладкий. Ты ведь можешь ответить на них?

Она улыбнулась, когда Алан кивнул головой и поцеловала его в лоб:

- Удачи.

Слово "нет" застряло у Алана в горле.

- Итак, - она снова села, - дай подумать. - Она почесала губу указательным пальцем, глядя в потолок и о чем-то размышляя. - Ах да! Вот хороший вопрос. - Она взглянула на Алана. - Где я родилась?

Лицо ее пленника застыло, а глаза медленно закрылись.

- Полагаю в Ирландии. Точнее - в Дублине.

- Так и знала, что мой Алан вспомнит! А теперь - награда ...

Она наклонилась как бы для поцелуя, но ее рука спустилась к его трусам и стала деловито протирать его член. Он застонал, и в этот момент почувствовал ее язык у себя во рту. Ее рука стала двигаться быстрее и мягче.

- Я люблю тебя, - простонал он.

- Я знаю, малыш.

Когда Алан уже подумал, что наступает оргазм, Рили убрала руку и перестала его целовать. Теперь стон Алана означал неудовлетворенность.

- Давай закончим, крошка, - умолял он. - Прошу тебя.

- Последний вопрос, Алан. И мы закончим.

Он вздохнул с облегчением. Лишь один вопрос, всего один.

- Как долго тебя можно щекотать, пока ты не упадешь в обморок?

Эти слова застыли в его ушах. Алан не стал стонать и жаловаться, что вопрос не имел отношения ни к его жене, ни к тому, как хорошо он ее знает. Он промолчал. Он смирился с неизбежным. Он мужественно принял это. Он хотел, чтобы она закончила с ним, и его Рили - его прекрасная жена - собиралась сделать именно это.

- Я не слышу ответа, Алан. Хорошо. Видимо мне придется узнать ответ самой.

Ее пальцы приблизились к его ребрам. Алан приготовился к нападению. Рили облизала губы и наклонилась поцеловать его в дрожащий живот. Их глаза встретились.

- Это был лучший медовый месяц, - прошептала она. И пытка возобновилась.

Через сорок пять минут в маленьком домике в горах воцарилась тишина. Все, что Рили могла слышать - это потрескивание огня - точнее уже одних углей - и дыхание ее дремлющего мужа. Ее малыш все же упал в обморок. Она закончила ... обоими способами. Он потерял сознание вместе с оргазмом, в муках агонии и счастья.

Ее ранее мучительные пальцы стали теперь нежны и чутки, когда она освобождала ее возлюбленного от пут. Она целовала его закрытые веки, нос, рот, нежно терлась щекой о щеку.

- Ты все сделал хорошо, дорогой, - прошептала она в его ухо. - Спасибо за прекрасную игру. Вспомни, когда проснешься, что это только развлечение, и теперь моя очередь. Ты можешь узнать, насколько хорошо я знаю тебя. Но одну вещь я знаю наверняка, - она прижалась к нему и обняла, - я знаю точно, что ты очень боишься щекотки.

— ◊ — — ◊ —
Powered by Alex379 
Designed by Dragon.911 

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно