eng rus
 
 
 
Site placed on ht-systems.ru
Просто скажи "роза" Просто скажи "роза"

Венди и Джерри встречались два года, и жили уже вместе. Они прекрасно понимали друг друга как в постели, так и вне ее. У них были общие интересы, но они даже и не подозревали, что заветная мечта каждого тоже была одинаковой.

У Джерри была одна тайна, рассказать о которой Венди ему не хватало духу. Он любил, когда его щекотали. Не разово тыкали в бок или под ребра, а щекотали по-настоящему без остановки в течение длительного времени. Венди быстро узнала, что Джерри сильно боится щекотки, и периодически щекотала его, правда не долго. А так как она была совершенно не восприимчива к щекотке, невозможно было устроить тикл файт.

В свою очередь Венди очень обрадовалась, когда узнала, что Джерри боится щекотки. Она обожала щекотать с детства. Из-за сильной чувствительности Джерри к щекотке она боялась, что они расстанутся, если она будет долго щекотать его, поэтому ей приходилось себя сдерживать. При всем при этом, оба чувствовали себя неловко, потому что щекотка возбуждала каждого.

О том, что Венди обожает щекотать, знала только ее лучшая подруга Линда. Венди часто говорила, что она мечтает связать и хорошенько пощекотать Джерри, но она была уверена, что он никогда не согласится на такое, несмотря на то, что Линда всегда советовала ей, рассказать ему о своем увлечении. Поэтому Линда решила помочь подруге.

Как-то раз, зайдя в гости к ним, Линда, роясь сумочке, достала из нее наручники, добавив:

- Никогда не знаешь, когда понадобятся они сегодня или нет. Кажется, теперь я понимаю, почему меня бросил Боб.

- Потому что у тебя всегда с собой наручники? - поинтересовался Джерри.

- Ну, наверное, не только из-за этого. Видишь ли, сначала он сказал, что ему нравятся шаловливые девушки, и даже позволил приковать себя к кровати. Я всего лишь один раз провела руками по его бокам и тут же поняла, что он боится щекотки. Мне показалось это забавным, поэтому я решила его немного пощекотать. Он испугался, меня это развеселило, и я продолжала щекотать его еще минут пять. Он так хохотал, что не мог ничего толком сказать, а когда я, наконец, остановилась, он стал орать на меня. Естественно, мне это пришлось не по нраву, и я продолжила щекотать его, приговаривая: "Не кричи! Веди себя прилично!". Он быстро осознал ошибку и начал извиняться. После чего я прекратила щекотать и развязала его. Не произнося больше ни слова, он оделся и ушел, а когда мы встретились снова, он сказал, что больше не хочет встречаться со мной.

- Джерри, если я не ошибаюсь, тоже боится щекотки, - поддакнула Венди, и обе девушки посмотрели на залившегося краской Джерри.

- Это правда, Джерри? Ты тоже будешь кричать и умолять о пощаде, если тебя так же пощекотать? - спросила Линда.

Джерри не знал, что ответить: не мог же он просто сказать - я люблю, когда меня щекочут, поэтому произнес:

- Плакать и молить о пощаде точно не буду. Это же просто щекотка.

- Да ну? - подзадорила Венди. - Ты же самый щекотливый из всех, с кем я знакома. Ты ни за что не сможешь вытерпеть щекотку, если я тебя еще и свяжу. Ты будешь умолять меня прекратить.

- Ну что, Джерри, ты сможешь? - осведомилась Линда, чувствуя, что ее план начинает срабатывать.

- Врать не буду. Да, я сильно боюсь щекотки, и Венди меня периодически не долго щекочет, но я никогда не просил ее остановиться, не орал на нее за это и уж тем более не плакал, - ответил Джерри, стараясь не показывать, что этот разговор возбуждает его.

- Так, кажется у нас намечается спор, а Венди? - протянула Линда, надеясь, что подруга теперь возьмет инициативу в разговоре в свои руки.

- Ага. Джерри, спорим, что мы вдвоем сможем заставить тебя умолять нас прекратить щекотать тебя. Если ты выдержишь час, то я буду твоей рабыней целую неделю. Я буду готовить тебе каждый вечер, делать за тебя уборку, ты можешь пригласить приятелей поиграть в покер, при этом я весь вечер буду стоять на коленях и буду делать тебе минет, когда ты этого пожелаешь. Короче говоря, я буду выполнять любые твои желания.

- Ага, час! Да я, может быть, и продержусь час, если не помру раньше! Десять минут! - предложил Джерри, и его сердце забилось быстрее от предвкушения.

- И это все, что можешь предложить за неделю рабства?! Подумай! - воскликнула Линда.

- Ладно, пятнадцать. А что будет, если я проиграю? - поинтересовался Джерри.

У Венди уже кружилась голова от одной мысли, что Джерри скоро окажется в ее руках, и она была согласна на любые условия, но Линда все же думала о своей подруге, поэтому она сказала:

- Тридцать минут. Если ты выдержишь щекотку в течение получаса, то Венди будет твоей рабыней целую неделю, а я угощу тебя ужином в ресторане. Если же нет, то+ Что ты хочешь Венди?

- Тогда ты будешь моим рабом всего один день. Ты приготовишь мне обед, сделаешь мне массаж или что-нибудь еще, что я пожелаю. Что скажешь? Целая неделя и обед в ресторане - если выиграешь, один день - если проиграешь, - ответила Венди.

- Что тут думать?! Все, что от тебя требуется, лишь потерпеть немного щекотки, - подзадорила Линда.

- Двадцать минут, - продолжал торговаться Джерри, хотя в тайне был согласен и на час.

- Тридцать, Джерри. Тридцать минут, и она - твоя на целую неделю.

- Кстати, что считается мольбой о пощаде? Я же ведь инстинктивно могу произнести, пожалуйста, прекрати или что-то подобное.

- Например, если ты произнесешь слово роза, то мы немедленно прекратим тебя щекотать, - предложила Венди, с трудом сдерживая волнение.

- Никогда бы не подумал о подобном, - солгал Джерри, - но не могу же я отказаться от мысли, что ты будешь выполнять все мои прихоти по одному взмаху руки. Короче, я согласен.

Довольные этим решением девушки рассмеялись и хлопнули друг друга по плечу. Линда схватила наручники, а Венди, взяв Джерри за руку, повела его в спальню. Вообще-то он не был уверен, сможет ли он пройти испытание. Нет, конечно, он любил, когда его щекочут, но быть связанным во время щекотки, не иметь возможности вырваться и пощекотать в ответ. Тем более они будут щекотать его вдвоем, да еще тридцать минут без перерыва. Короче, Джерри сомневался в своих возможностях.

- Итак, Джерри, давай снимай рубашку и носки, трусы можешь оставить, - сказала Венди. - Теперь ложись на спину, руки - за голову, вот так, отлично.

Джерри подчинился, и вскоре его руки оказались прикованы к изголовью кровати.

- Надо чем-то связать ему ноги. Если нет веревки, то можно чулками или колготками, - громко предложила Линда.

- Сейчас узнаешь, - бросила Венди.

Добежав до шкафа, она достала оттуда два пояса от халата, и через пару минут Джерри был привязан звездочкой к кровати.

- Ну, я даже не знаю, что сказать, - нервно произнес Джерри.

- Если ты такой трус, то может сказать роза прямо сейчас, - ответила Венди, молясь всем известным ей богам, что он промолчит.

- Думаю, что я смогу, - парировал Джерри.

- Так, сейчас 2:27. Я ставлю будильник на 3:00, щекотка начнется в 2:30, - Венди завела будильник и села на талию Джерри.

Она почувствовала, как напряглись его трусы, и сочла это за доброе предзнаменование. Она сама ужасно возбудилась.

- Его пятки боятся щекотки? - спросила Линда.

- Ага. Да он везде боится щекотки, правда Джерри? - усмехаясь, ответила Венди.

- Круто, тогда я начну с них. Джерри, ты готов?

Он взглянул украдкой на часы, которые показывали 2:28. Скоро они начнут его щекотать. Сможет ли он справиться? Секунды текли очень медленно. А тут еще Венди добавила:

- Знаешь, Линда. Я не хочу быть его рабыней целую неделю, поэтому я прошу, хорошенько щекочи его, не останавливайся, не давай ему возможности передохнуть.

2:29.

- Не волнуйся! Думаешь, мне хочется угощать его ужином в ресторане?! В детстве я постоянно щекотала сестер, друзей и подружек, так что опыта у меня предостаточно. Я знаю, как правильно щекотать, и ты, Джерри, скоро в этом убедишься, - усмехнулась Линда.

Джерри пристально смотрел на часы. Как только на них загорелись цифры 2:30, Венди крикнула: "Начали!".

Венди знала самые чувствительные места Джерри, поэтому она занялась ребрами, а Линда стала скрести ногтями обе пятки. Джерри тут же разразился смехом к радости обеих девушек.

- Ух, ты, а он действительно боится щекотки, - заметила Линда.

- Ага. Он маленький беззащитный мальчик, который боится щекотки, - имитируя детский лепет, произнесла Венди. - Ты ни за что не сможешь продержаться тридцать минут. Признай себя побежденным, и мы тебя пощадим, - добавила она, наслаждаясь широкой улыбкой Джерри.

Джерри сомневался, сможет ли он выдержать тридцать минут щекотки, но, в конце концов, он сам хотел и даже мечтал об этом. Поэтому он, не желая снижать интенсивность щекотки, храбро ответил сквозь смех:

- Никогда!

- Я надеялась, что ты это скажешь. Задай ему, Линда, - Венди подбодрила подругу.

Линда, отогнув пальчики Джерри одной рукой, другой царапала их у основания, что, несомненно, усилило щекотку. Тем временем, Венди переключила свое внимание с ребер на подмышки, которые тоже, как она знала, ужасно боялись щекотки. Джерри попались на глаза часы, которые показывали только 2:34. прошло только четыре минуты, щекотка полностью поглотила все его чувства. Венди заметила его взгляд:

- Да, Джерри, осталось целых 26 минут. Ну же, наберись смелости и признайся, что был не прав. Произнеси одно короткое слово, которое, я надеюсь, ты не забыл, и все закончится.

Не переставая хохотать, Джерри отрицательно покачал головой. Линда вскарабкалась на кровать и склонилась над ним:

- Похоже, что его туловище более щекотливо, чем пятки.

- В целом, ты права, но все же у него на пятках есть несколько ужасно щекотливых точек, хотя лучше всего для нас сейчас будет, если ты займешься его подмышками, а я - ребрами, - ответила Венди.

Джерри не мог даже представить насколько это будет щекотно. Ему одновременно безжалостно щекотали подмышки и ребра, он смеялся так, как никогда раньше не смеялся, отчаянно, но тщетно, пытался вырваться из держащих его пут. Он не был уверен, мечтал ли он когда-нибудь о такой щекотке, которую было очень сложно переносить. Он уже хотел было сказать роза, но поборол желание. Сквозь слезы он смог разглядеть, что Линде и Венди доставляло огромное удовольствие щекотать его. Они посмеивались над ним и дразнили его.

- Джерри, ты так боишься щекотки, - заметила Линда. - Я даже не могу представить, каково это, когда твои руки заведены за голову, ты не можешь их опустить, не можешь помешать нам тебя щекотать. Наши пальцы заставляют тебя хохотать и извиваться, и ничего больше ты сделать не можешь. Тебе щекотно, Джерри?

- А ведь ты можешь нас остановить, - напомнила Венди. - Просто скажи роза, и мы прекратим. Иначе, мы продолжим щекотать тебя еще в течение 20 минут, и мы не пропустим ни одной щекотливой точки на твоем теле. Ты только произнеси его, стань моим рабом на эту ночь, и мы закончим тебя щекотать. Давай же, Джерри, я знаю, чего ты хочешь.

Джерри, правда, сам не знал, чего он хочет. С одной стороны, две красивые девушки исполняли его заветное желание, то есть щекотали его. Это ужасно возбуждало, но одновременно было совершенно невыносимо. Ему становилось все труднее и труднее нормально дышать, кружилась голова, но щекотка не ослабевала.

Линда решила пощекотать легкими прикосновениями шею. Ее ногти скребли плечи, царапали уши и подбородок, заставляя Джерри к радости обеих девушек трясти головой, словно кукла. Венди обнаружила еще одно жутко щекотливое место, распложенное на внутренней стороне бедра рядом с талией, и постоянно возвращалась к нему. Также она не могла не заметить характерную возвышенность, расположенную чуть ниже пояса.

- Эй, Джерри, половина времени уже прошла, - сказала Венди, смотря на часы. - Тебе осталось пережить ровно столько щекотки, сколько ты уже вынес. Еще каких-то пятнадцать минут непрерывной щекотки, и ты выиграл. Но тебе эти минуты могут показаться вечностью, - сочувствуя, добавила Венди. - Не будет ничего страшного, если ты сдашься. Ты и так уже вытерпел больше, чем я предполагала. Ты держишься просто великолепно, учитывая, насколько сильно ты боишься щекотки. Просто скажи роза, мы сразу же прекратим, честное слово.

То ли от недостатка кислорода, то ли оттого, что ему щекотали самые чувствительные места на теле, и каждый нерв буквально пылал, но Джерри покраснел сильнее, чем когда-либо. Он никак не мог решить, что лучше - продолжать терпеть щекотку или прекратить ее. Тем временем, Венди сползла ниже и занялась коленями и пятками, не забывая и о внутренней поверхности бедер, а Линда щекотала бока от талии до шеи.

Венди понимала, что может проиграть спор, но это ее не волновало. Оно того стоило. Ей безумно нравилось наблюдать за тем, как дергается и извивается от безжалостной щекотки ее молодой человек, и при этом не выражает ни малейшего недовольства. Его улыбку можно, наверное, назвать гримасой блаженства. В чем она не сомневалась, так это в том, что щекотка возбуждала Джерри.

Линде тоже нравилось происходящее. Ей приятно было видеть, как Джерри реагирует на щекотку, как он смеется, какие звуки он еще издает, как он дергается, как старается вырваться из пут. Ее восхищало, что у него на теле, было очень много восприимчивых к щекотке мест. Каждое ребро было жутко щекотливым, и особенно там, где начинается подмышка. Как он каждый раз реагировал, когда она щекотала в том месте!

Девушки кружились вокруг его тела. Сначала одна щекотала пятки, а другая - подмышки, потом вдвоем - пятки, затем подмышки и ребра. Джерри казалось, что еще чуть-чуть, и он потеряет сознание. Когда все же прозвенел будильник, девушки были потрясены, что время уже вышло - Джерри же был уверен, что прошла вечность. Первой нарушила молчание Линда:

- Ух! До сих пор не могу поверить, что ты выдержал. Когда я осознала, насколько сильно ты боишься щекотки, мне казалось, что ты сдашься через пять минут. Поздравляю! С меня - ужин.

- Я тоже не понимаю, как ты это сделал, - добавила Венди, - но спор, есть спор. Господин, я к вашим услугам.

- Так, пожалуй, я вас оставлю. Спасибо! Пойду, покурю, успокоюсь, - сказала Линда, направляясь к двери.

- Спасибо тебе, Линда, - ответила Венди. - Сегодня, хотя мы старались, нам не удалось сломить его. Ничего, в следующий раз будем щекотать его целый час!

Джерри лишь закатил глаза, все засмеялись, и Линда ушла. Венди легла рядом с ним и прижалась. Тут он спросил:

- Теперь то ты меня развяжешь?

- Да, сейчас. Только ты мне сперва ответь на один вопрос. Я заметила, что во время щекотки у тебя стоял. Ты любишь, когда тебя щекочут? - она произнесла, нежно сжимая его член.

Джерри понял, что даже не смутился от заданного вопроса. Он действительно любит эту девушку, они полностью во всем друг другу доверяют:

- Я не был готов, что щекотка окажется на столько сильной, и я уже почти был готов вас остановить. Но, по правде говоря, я люблю, когда меня щекочут, особенно, если это делаешь ты, и впервые в жизни я так возбужден.

- Не верю, что это все-таки произошло. Я всегда любила щекотать, но всегда была вынуждена себя сдерживать. Я боялась, что ты на меня обидишься. Насколько ты восприимчив к щекотке, настолько я ее не боюсь, поэтому я думала, что ты разозлишься, если я воспользуюсь своим преимуществом.

- Раз теперь все тайное стало явным, я думаю, что стоит перевести наши отношения на новый уровень. А сейчас, если ты меня развяжешь, мы смогли бы удовлетворить нашу страсть.

- Как вам будет угодно, мой господин, - пошутила Венди. - Но у меня есть встречное предложение: сейчас я развязываю тебе ноги, снимаю трусы, потом снова привязываю и щекочу тебя еще немного. У тебя есть одно очень чувствительное место, которое я еще не щекотала. Обещаю, у тебя лучший оргазм в жизни, когда я буду его щекотать.

- Согласен. И я думаю, что мне стоит приказать тебе щекотать меня каждый день следующей недели.

- Как будет угодно господину.

И они вдвоем засмеялись. Потом Венди отвязала ноги, стянула с него трусы и вновь привязала его.

— ◊ — — ◊ —
Powered by Alex379 
Designed by Dragon.911 

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно