eng rus
 
 
 
Site placed on ht-systems.ru
Как я себя продала Как я себя продала

Я продала себя на неделю. Я прекрасно знала, что меня ожидает. Щекотка и только щекотка. Она знает, как со мной обращаться, знает, где я боюсь щекотки, где не очень, где совершенно ее не ощущаю. Она знает мое самое щекотливое место и как правильно его щекотать.

Мы сидим у нее в гостиной и пьем чай.

– Правила простые, – произносит она. – Я тебя кормлю, пою, разрешаю спать 10 часов, в основном, ночью. Ниже пояса ты одеваешься так, как тебе угодно: брюки, джинсы, юбка. Если хочешь, можешь не одеваться вовсе. Как ты знаешь, я редко щекочу пятки, но все же, я бы предпочла, чтобы ты была босиком. Выше талии ты должна быть абсолютно голой: без рубашки, футболки, топика и, тем более, без лифчика. Твое тело всегда будет нагим. Согласна?

Я утвердительно кивнула.

– Хорошо, тогда продолжим. Также ты потакаешь мне во всех моих капризах. В доме есть несколько мест, где находятся средства, ограничивающие перемещения. Как только ты заметила меня, ты подходишь к одному из них и поднимаешь руки вверх, чтобы я могла рассмотреть тебя целиком, особенно подмышки, словно предлагаешь их пощекотать. Если я решаю воспользоваться твоим предложением, то я фиксирую тебя в выбранном тобой приспособлении. После чего я тебя щекочу, сколько захочу. Согласна?

Я снова кивнула.

– Я могу щекотать тебя чем угодно. В любой момент я беру, что захочу, и щекочу тебя этим предметом. Никакие возражения с твоей стороны не принимаются. Что-то усиливает щекотку, что-то, наоборот, ослабляет. В общем, я выбираю, а ты покорно терпишь. Понятно?

Я опять кивнула.

– Ты понимаешь и принимаешь, что я буду безжалостна и даже беспощадна. Я могу начать щекотать тебя от рассвета до заката безостановочно. Я могу пользоваться различными веществами, чтобы повысить твою восприимчивость к щекотке, или не дать тебе возможность потерять сознание. Я могу щекотать тебя одна, или вместе с подружками использовать тебя для нашего удовольствия. Ты полностью согласна со всем выше сказанным или есть какие-то возражения?

– Согласна.

– Отлично. Теперь раздевайся и иди на место.

Я начинаю постепенно бояться того, что меня ожидает. Мне кажется, что я еще не готова. Я разуваюсь, встаю, снимаю рубашку и небрежно бросаю ее на пол. Медленно я поднимаю и выпрямляю руки над головой. Я молча стою, пока она разглядывает мой голый торс и подмышки. Я все стою перед ней, босая и раздетая до пояса, жду, когда она встанет и свяжет мне руки свисающей с потолка веревкой. Наконец, она встает, связывает меня и смотрит мне в глаза, решая, откуда начать щекотку.

Мне нестерпимо хочется отказаться, взять свои слова назад. Я слишком боюсь щекотки. Зачем же я согласилась стать рабыней для щекотки у женщины, которая помешана на щекотке сильнее, чем это можно представить? Она прекрасно знает, что я безумно щекотлива выше пояса, поэтому она и запретила мне одевать что-нибудь выше талии. Мне непонятно, почему она заставила меня разуться, ей же известно, что я значительно менее щекотлива на пятках, да и она их щекочет крайне редко. Наверное, кто-то из ее подруг обожает щекотать пятки и обладает огромным опытом в этом деле. От этой мысли меня бросает в дрожь. И вот теперь мое тело в полном ее распоряжении, а она так любит и умеет его щекотать.

Она берет в руки павлинье перо и проводит им по своей ладони. Я вздрагиваю, потому что мне кажется, что я его чувствую.

– У тебя нежная кожа: такая чувствительная и щекотливая. Теперь я могу щекотать тебя безостановочно. Особенно подмышки. Они у тебя самые щекотливые, ты мне поверь, я щекотала множество подмышек. Как нам будет весело, когда я займусь ими.

Чтобы отогнать мысли о грядущем, я пытаюсь думать, о тех деньгах, которые через неделю будут моими. За неделю, за одну жалкую неделю я заработаю больше, чем за год. Если выживу. Конечно, выживу, она же не собирается защекотать меня до смерти. Наверное…

Господи! Я же не вынесу, когда она начнет щекотать подмышки. Все мое тело боится щекотки, но не так сильно по сравнению с ними. О чем я думала, когда соглашалась!?

Вот она подходит ко мне. На ней красное платье, отделанное перьями. Она всегда носит перья. Она протягивает руки, эти перья оказываются в подмышках, и я вздрагиваю. У меня перехватило дыхание, когда все десять острых ноготков коснулись их. Я собираю волю в кулак, и…ничего не происходит. Она рассмеялась:

– Нет, так дело не пойдет, ложись-ка ты лучше на стол для щекотки. Сейчас я тебя развяжу. Ты последуешь за мной, а руки ты будешь держать высоко над головой. Я не хочу, чтобы ты даже на мгновение забыла, что тебя ожидает.

Она меня развязала, и я выполнила все ее требования. Мы подошли к столу, и я легла на спину. Поднятые над головой руки она развела в стороны и привязала. Потом она зафиксировала щиколотки и нажала на невидимую мне кнопку. В результате, мое тело оказалось туго натянутым. Нажав на еще одну кнопку, она слегка выгнула мне грудь, выпятив ребра. Потом она фиксирует локти и привязывает бедра веревкой, чтобы я не ворочалась.

Я, как смогла, подняла голову, чтобы увидеть, чем она будет меня щекотать, так как она, словно зубной врач, только что выложила в ряд все возможные предметы для щекотки. Она наклоняется надо мной и начинает водить ноготками по ребрам, пересчитывая их. Я лежу молча, даже когда она начинает их нежно массировать. В конце концов, я начинаю хихикать. Теперь ее длинные и острые ноготки бродят по бокам и животику. Потом она начинает тыкать ребра и животик. Смех вырывается наружу. Она уже обнаружила самые щекотливые места на боках и ребрах и сейчас старательно их обрабатывает. Я тщетно пытаюсь ускользнуть от ее проворных пальцев. Через некоторую вечность она устает, и я лежу, отдыхаю, стараясь восстановить дыхание.

Она улыбается и снова наклоняется надо мной. Она демонстрирует два тонких мягких пера. О нет! Только не это! Она же знает, как сильно они щекочут. Она ведет ими по рукам, спускаясь все ниже и ниже, спускаясь к моим голым беззащитным и от этого еще более щекотливым подмышкам. Она то пишет букву Z взад и вперед, то начинает вращать перья, сверля подмышки, то просто водит ими сверху вниз и снизу вверх. Ужасно щекотно. Я хочу опустить руки и прикрыться, но это невозможно. Теперь все, на что я способна, – это бесконечно и безостановочно смеяться. Когда есть возможность, я кричу сквозь смех:

– Стой! Прекрати! Хватит!

– А чем ты раньше думала, когда безоговорочно согласилась стать моей рабыней для щекотки!? – звучит в ответ.

Она откладывает перья в сторону и тут же щекочет подмышки ноготками, используя все десять пальцев. Я не могу вытерпеть ее ноготки, поэтому начинаю одновременно смеяться и визжать. Она продолжает щекотать, словно ничего не слышит. В конце концов, я охрипла от собственного визга. Все, у меня больше нет сил. Неожиданно она остановилась. Наверное, я была близка к потере сознания.

– Для начала неплохо.

Она опять наклоняется и проводит по ребрам, останавливаясь в подмышках, и говорит:

– Меня ожидает неделя в раю.

А меня – в аду.

— ◊ — — ◊ —
Powered by Alex379 
Designed by Dragon.911 

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно