eng rus
 
 
 
Site placed on ht-systems.ru
Деловая встреча Деловая встреча

До сих пор не могу поверить, что это случилось со мной, всегда считала, что подобное никогда не происходит в реальности. Мне трудно подобрать слова, чтобы описать произошедшее со мной, мои мысли и чувства, но все же я попробую.

Итак, меня зовут Кристина, мне 24 года, работаю агентом по аренде жилья в Pine Meadows. Как я выгляжу? Ну, что ж, рост 160 см, вес, вообще-то, девушка не должна говорить, сколько она весит, поэтому лишь скажу, что не больше 52 кг, но и не меньше 48 кг. У меня длинные каштановые волосы и светло-карие глаза. Кто я по национальности, я не знаю, потому что половина моей крови итальянская, другая представляет собой смесь мексиканской и иранской. Как вам такой коктейль? Конечно, я не красавица, но и уродиной себя не считаю.

Встреча, которая круто изменила мою судьбу, произошла в субботу днем. Приближался конец рабочего дня. Я уже почти завершила отчет о проделанной за неделю работе, собиралась закрыть офис и пойти домой, как вдруг я увидела женщину, направляющуюся к моему офису. “Черт побери! Ну, почему обязательно за 15 минут до закрытия да еще и в субботу! Неужели нельзя потерпеть до понедельника!?” – пронеслось у меня в голове. Посетительница вошла и поразила меня своей внешностью: высокая, не ниже 185 см, сильная. Будь она в набедренной повязке и с луком в руке, то выглядела бы как настоящая амазонка. Женщина искренне улыбнулась и подошла к моему столу.

– Здравствуйте! Я бы хотела снять у вас жилье.

– Добрый день! Меня зовут Кристина, а Вас?

– Анжела. Рада знакомству с тобой, Кристина.

– Вы хотите снять дом или квартиру?

– Дом с одной спальней. Я работаю здесь неподалеку и хотела бы жить поблизости. У Вас есть что-нибудь подходящее? – она спросила, продолжая улыбаться.

– Вы знаете, все наши дома с одной спальней достаточно большие, поэтому подумайте, нужен ли Вам двухэтажный дом или достаточно будет и одноэтажного?

– Конечно, нужен. Всегда хотела жить в двухэтажном доме.

– Тогда я Вам предлагаю осмотреть дом, который находится в паре минут ходьбы от офиса, – произнесла я, надеясь управиться до конца рабочего дня.

– Хорошо, я прекрасно понимаю, что вы уже собирались уходить, поэтому постараюсь Вас долго не задерживать, – она ответила и широко улыбнулась.

Мы обе встали и направились к выходу из офиса. Я, конечно, понимала, что должна буду вернуться, чтобы внести в отчет эту клиентку и закрыть офис на выходные. Поэтому я решила закрыть на ключ только входную дверь. Пока я возилась с замком, я ощущала, что эта женщина меня рассматривает так, словно я была одета во что-то необычное или, вообще, раздета. На самом деле, на мне была синяя блузка, черные широкие брюки, прозрачные чулки телесного цвета и черные туфли на высоком каблуке. Когда я закрыла дверь и посмотрела ей в глаза, то мне многое стало понятным: в ее взгляде ясно читалось желание. Но я не придала этому значения: в конце концов, я же не какая-то там лесбиянка. С другой стороны мне было приятно: оказывается, я нравлюсь не только мужчинам, но и женщинам. По дороге мы болтали:

– Итак, чем Вы занимаетесь, Анжела?

– Я – инструктор по фитнессу. Мне нравится заниматься спортом. Кристина, а ты занимаешься спортом?

– Нет, мне не хватает на это времени…

– Не пытайся меня обмануть! Ты выглядишь великолепно: красивое, стройное тело, ни грамма лишнего жира. Ты такая аппетитная, – сказала она и подмигнула мне.

– Э.…Спасибо… – этот комплимент напомнил мне о ее взгляде минуту назад. Кстати, что она имела в виду, когда назвала меня аппетитной?

Мы продолжали болтать, а я – украдкой ее разглядывать. Вот это тело! Какие мышцы! Она, наверное, сможет победить мужчину в уличной драке.

Так мы подошли к дому, который собирались осмотреть, я достала ключ и открыла дверь. Мы вошли, и она засияла, как рождественская елка. Дом был прекрасно меблирован, поэтому она без устали крутила головой, разглядывая все вокруг. Я показала ей кухню, гостиную, балкон. Ей все понравилось, и она вновь заулыбалась, стала рассказывать, как она переставит мебель, чтобы освободить место для тренажеров.

– Кристина, покажи мне, пожалуйста, спальню.

– Хорошо.

Я попросила ее следовать за мной. Спальня была очень большой, если не огромной. Она с видимым удовольствием села на кровать, потом встала, и мы прошли в ванную. Она очень обрадовалась, когда увидела огромное зеркало от пола до потолка и, поистине, гигантскую душевую кабинку. Ей тут же захотелось осмотреть ее изнутри. Я открыла дверцу и стала рассказывать ей о возможностях этой кабинки, о различных видах гидромассажа, но она перебила меня и попросила показать ей душ. Для этого мне пришлось встать на цыпочки.

– Видите, душ очень высоко, поэтому Вам будет… ой!” – неожиданно вскрикнула я.

Я резко опустила руку и повернулась к ней лицом. Она широко улыбалась: она только что пощекотала мне ребра!

– Прошу прощения! Я не сдержалась! А ты боишься щекотки, Кристина?

– Э, ну, нет. Не сильно. Ты меня просто напугала, – я солгала.

– Я так не думаю. Я считаю, что ты боишься щекотки. Ути-пути! – Анжела стала меня дразнить и протянула руки к ребрам.

– Нет!!! Не надо!!! – я закричала и сжалась в углу.

Я видела, как ее шевелящиеся пальцы медленно приближались ко мне, и не могла пошевелиться. Я ужасно боюсь щекотки, сильнее, чем смерти. Как только ее пальцы коснулись моих ребер, я закричала:

– Неееееееееет!!! Анжела, не надо!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

– Ага, так ты БОИШЬСЯ щекотки!!! Кристина – непослушная девочка, она мне солгала!!! Иди сюда, щекотливая девочка!!! – она меня дразнила.

Я попыталась убежать от нее. Я не могла поверить, что эта женщина хочет защекотать меня! Это же все-таки деловая встреча! Ну, почему же она пытается меня защекотать!? Я попробовала прошмыгнуть мимо нее, а она просто протянула руки и схватила меня за ребра. Естественно, я тут же упала на пол, как мешок с песком, и зашлась в безумном смехе, пока она их пересчитывала. Она легко подняла меня с пола и бросила на кровать, что была в спальне, после чего стала щекотать еще сильнее. Я же никак не могла понять, что же, черт возьми, происходит.

– Ага! Моя щекотливая Кристина хочет сбежать! Пришла пора применить захват, который называется тиски.

– Неееет!!! Не надо!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Прекратите!!!

Она атаковала мои бока своими сильными пальцами, и меня всю буквально трясло от хохота. Я чувствовала, как ее пальцы буквально закапывались в моих боках, а потом гуляли по ребрам. Когда она прикоснулась к моему животику, я задергалась так, словно через меня пропустили электричество. Заметив мою реакцию, она вытащила мою блузку из брюк и расстегнула ее. В отчаянии, я начала было пинать ее, что ей вряд ли понравилось.

– Так ты, Кристина, оказывается очень непослушная девочка. Знаешь, что я делаю с непослушными девочками? Я их щекочу, – произнесла Анжела и изменила захват.

Теперь мои бедра были зажаты между ее ног. Одной рукой она завела мои руки за голову. Я замерла от страха, когда ее свободная рука медленно потянулась к моему голому животику, и когда ее пальцы коснулись, я завыла, как привидение:

– Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Пожалуйста!!! Щекотно!!! Хваааааатииииииит!!!

– Смейся, малышка Кристина, смейся для Анжелы! У тебя такая нежная кожа. Кути-кути-кути!!!

Когда ее безжалостные пальцы проникли в мой пупок, я стала беззвучно смеяться. Пока она меня щекотала, миллион мыслей пронесся у меня в голове. Я пыталась понять свои чувства. От щекотки я ужасно ослабла и стала абсолютно беспомощной. Единственное, что я еще могла делать, это шевелить зажатыми пятками. Ах, да, еще я могла смеяться. В этот момент щекотка прекратилась, и буквально через мгновение я почувствовала, что она снимает с меня блузку. Я осталась в одном бюстгальтере. Я так устала, что могла лишь тихо умолять ее.

– Пожалуйста,… пожалуйста, хватит… щекотать меня,…пожалуйста…

– Милая моя, ты не права! Я только начала щекотать тебя. А какое это удовольствие тебя дразнить!

Сквозь залитые слезами глаза я пыталась разглядеть ее, поймать ее взгляд. Я поняла, что ей нравится смотреть на то, как тяжело поднимается и опускается моя грудь. Я носила черный шелковый бюстгальтер и, судя по ее взгляду, решила, что она его сейчас снимет!

– Ты такая прикольная. Кристина, сейчас нам обеим будет очень весело, – она продолжала меня дразнить.

Мои глаза едва не вылезли из орбит, когда я увидела, что ее пальчики тянутся к моим подмышкам. Если она будет их щекотать, я лопну от смеха. Проклятье, она, действительно, это сделала.

– Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Неееееееееееет, только не тааааааааам!!! Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!!

– Вот это правильно, дорогуша! Смейся для Анжелы. Я собираюсь защекотать тебя до потери сознания, – шептала она мне в ухо, пока ее пальцы терзали мои подмышки.

Мне трудно описать, что я чувствовала в тот момент. Я ощущала, как ее пальцы кружатся по гладкой и нежной коже подмышек. У меня хватало сил только на то, чтобы смеяться. Эта женщина превратила меня в хохочущее желе, и я ничего не могла с этим поделать. Мне это кажется странным, но я почему-то максимально сосредоточилась на тех ее дразнящих словах, которые она постоянно шептала мне в ухо, хотя это только усиливало щекотку. Как я сейчас припоминаю, у меня не было ни единой мысли, что попросить ее о пощаде, хотя она и требовала:

– Ты такая милая, такая щекотливая-щекотливая маленькая девочка! Умоляй меня, умоляй, Кристина, и тогда я, может быть, дам тебе отдохнуть.

Но я была так слаба и беспомощна, словно маленькая девочка, и я знала, что она могла сделать со мной все что угодно. Она, похоже, поняла, что происходит со мной, поэтому перестала меня щекотать, встала с меня и села рядом на кровать. Я же отчаянно пыталась вдохнуть побольше воздуха.

Я знала, что должна как-то выбираться из дома, иначе она обязательно продолжит щекотать меня! Я попыталась перевернуться и встать с кровати, но лишь рухнула на пол. Потому что я чувствовала на себе ее плотоядный взгляд, я попыталась выползти из комнаты. Я так устала от щекотки, что мне хватило сил только, чтобы ползти, как раненая черепаха. Я почти доползла до двери, когда услышала ее дразнящий, насмешливый голос:

– И куда это ты собралась? Я еще не закончила щекотать тебя.

Я попыталась уползти, как вдруг почувствовала ее ногу у себя на заднице, и она аккуратно прижала меня к полу. Я лежала лицом вниз на роскошном ковре с густым ворсом и понимала, что попалась. Я все еще непроизвольно хихикала и мне казалось, что ковер меня щекочет. Потом она взяла меня за щиколотку. Она потащила меня за левую ногу обратно. Я чувствовала, как ворс ковра трется о мое почти голое, за исключением груди, туловище. Скажу честно, ощущения были довольно приятными, поэтому я не сопротивлялась, лишь вытянула руки вперед, демонстрируя полную покорность. Дверь постепенно удалялась, и, наконец, она остановилась. В голове у меня была совершенная каша: я не знала, что она собирается предпринять. Я почувствовала, как она зажала мою левую ногу своими бедрами и стала постукивать пальцем по подошве моей туфли. Тут я поняла, что окончательно попалась.

– Интересно, нет мне на самом деле интересно, что скрывается под этой туфелькой. Может быть – маленькие розовые поросята? – она продолжала меня дразнить.

Я вновь захихикала, когда до меня дошло, что она собирается сделать. Она собирается заняться моими пятками. Господи, если она начнет их щекотать, я умру. Я почувствовала, как она провела пальцем по туфельке и нежно стала стаскивать ее. Вот уже показалась моя пяточка.

– Пожалуйста, не разувайте меня, – я взмолилась.

– А я такая любопытная, и мне хочется узнать, не прячутся ли от меня там маленькие поросята – продолжала она насмехаться.

Я не могла позволить ей щекотать пятки, иначе я просто развалюсь на части от смеха. Я поджала пальчики, чтобы не дать ей возможность меня разуть, но все тщетно. Она сдернула с меня туфельку, и моя покрытая нейлоном ступня была зажата между ног, подошва смотрела в потолок. Я не могла пошевелиться, моя пятка была в полном ее распоряжении.

Мои круглые пухлые пальчики были крепко сжаты в ожидании неминуемой щекотки. Я ощутила, как кончик пальца коснулся моей пяточки. Потом она м-е-д-л-е-н-н-о провела кончиком ногтя по покрытой нейлоном подошве, от пяточки к пальчикам. На тот момент ощущение от этого были самым сильным, что я испытала за сегодняшний день, и все, что я смогла произнести, было лишь:

– Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи!!! Хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо!!! Мои пятки!!! Пожа-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!!

Она же лишь продолжала дразнить и насмехаться надо мной:

– Какая щекотливая-щекотливая пятка! Я знаю, что ты сейчас сожалеешь, что носишь чулки, босиком надо постоянно ходить. Мои ногти лишь скользят по твоей щекотливой подошве, и этого вполне достаточно, чтобы ты буквально сходила с ума от щекотки. Ты так боишься щекотки, кути-кути-кути!!! А теперь пора пощекотать и другую пятку!

Она оставила в покое левую пятку, схватила правую и зажала ее между ног рядом с левой. Она сняла правую туфлю и положила ее прямо у меня перед глазами. Не совсем понимая зачем, я заглянула внутрь, словно желая там что-то увидеть, зная, что через пару секунд возобновится утонченная пытка.

– Вы только посмотрите, у Кристины есть десять маленьких свинок! А они хотят, чтобы их пощекотали? Ну, раз хозяйка молчит, я у них сама спрошу, – продолжились насмешки.

Она схватила мои пальчики и потянула их на себя. Ей удалось отогнуть их так, что нежная кожа под ними стала доступной. Пальцем свободной руки она провела по ним, и я взорвалась истерическим хохотом. Мне показалось, что нейлон моих чулок лишь усиливал чувствительность кожи, мне хотелось, чтобы она их сняла. В конце концов, она оставила мои пальчики в покое, сосредоточив внимание на подушечке стопы. Мое тело билось в конвульсиях, я ощущала, что щекотка постепенно охватывает меня целиком. Она быстро перебирала ногтями по моим подушечкам, все чаще забираясь на свод стопы. Она даже умудрялась щекотать только подушечки пальчиков. Голова покорно лежала на ковре, я отчаянно молотила руками по ковру и хохотала, хохотала, хохотала. Она стала щекотать обе пяточки – я – громче смеяться. Я всегда считала, что мои пяточки почти не боятся щекотки, оказалось, что я заблуждалась. Когда она обнаружила самую щекотливую точку, расположенную на подушечках стоп, я отчаянно хотела вырубиться. В этот момент щекотка в очередной раз прекратилась.

– Пожалуйста, хватит, …не…надо…щекотать…меня…больше, – жалобно произнесла я, еле-еле выговаривая слова.

– У тебя шикарные пятки, а ты зачем-то носишь эти чертовы чулки! Мне так хочется прикоснуться к твоим…БОСЫМ пяткам! – засмеялась она.

Я услышала, как она разорвала мои чулки, стащила их с меня, обнажая пятки. Тут я захныкала, словно раненое животное, и, предчувствуя надвигающуюся щекотку, стала шевелить пальчиками ног. Смех полился из моих губ, как только она возобновила дьявольски умелую щекотку пяток. Пару минут назад я считала, что чулки увеличивают мою щекотливость, и мне хотелось их снять. Теперь же я поняла, что сильно заблуждалась: нейлон все-таки хоть и не сильно, но защищал. Она тщательно исследовала мои босые пятки, не забывая проверить не только пальчики, но и между ними. Вскоре она обнаружила еще один крайне щекотливый участок на пятке, основание большого пальца. У меня лились слезы, а она продолжала быстро перебирать ногтями по моим нежным пяткам, слегка касаясь их. Я слышала, как она продолжала дразнить меня:

– Кути-кути! Кути-кути! Щекотать, щекотать, щекотать, щекотать! Смейся, когда я щекочу твои нежные пятки! Смейся, Кристина, смейся! Твои щекотливые пятки отныне принадлежат мне!

Ее последние слова были истиной: я ничего не могла сделать, чтобы прекратить щекотку, мой разум был полностью поглощен щекоткой, пропало даже желание молить о пощаде. А она, похоже, совершенно не хотела прекращать щекотку. Она продолжала скрести мои пятки то сверху вниз, от пальчиков к пяточке, то, наоборот, снизу вверх. Тут она произнесла такое, что я приготовилась к смерти:

– Пришло время вспомнить старую детскую считалку про поросят! Этот поросенок пошел на рынок, поэтому его щекотали, щекотали, щекотали! Этот остался дома, но его тоже щекотали, щекотали, щекотали! Этот поросенок боялся щекотки, следовательно, его тоже щекотали, щекотали, щекотали! А этого щекотали, потому что он хотел, чтобы его тоже щекотали, щекотали, щекотали! А этот – только смеялся!

Каждую фразу она подкрепляла щекоткой очередного пальчика. Я уже ничего не соображала: я лежала на полу, мои ноги зажаты ее коленями, смех уже шел из самых потаенных мест моей души. Эта детская считалка про поросят добила меня. Я потеряла последние силы. Я перестала сопротивляться и пытаться избежать щекотки. Если бы она продолжала щекотать мои пятки, просто положив их на пол, я бы не стала ничего предпринимать, чтобы их защитить. Через некоторое время, которое мне показалось вечностью, она прекратила меня щекотать и отпустила мои ноги, которые тут же упали на пол.

Она меня полностью подчинила себе. Мои пятки ужасно чесались от перенесенной щекотки, и я неожиданно для себя поняла, что хочу, чтобы она их тщательно почесала ногтями или чем-нибудь еще. Мне понравилось ощущение полной беспомощности, которое я испытала благодаря щекотке, я стала постепенно возбуждаться. Естественно, я не сопротивлялась, когда она подняла меня с пола и положила на кровать лицом вверх. Сквозь невысохшие слезы я разглядела ее насмешливую ухмылку, которая означала, что щекотка скоро возобновится.

– Дорогая моя Кристина, ты так аппетитно выглядишь! Ты не возражаешь, если я рассмотрю тебя получше? – она спросила, прекрасно понимая, что я не смогу ей помешать.

Я снова стала хныкать, потому что почувствовала, что она расстегивает мой лифчик. Она сейчас обнажит мою грудь. Это так унизительно, но я так слаба…

– Ух ты!!! Какие у тебя сиськи, аккуратные соски цвета спелой вишни, красивые, а главное, нежные груди. Они мне очень нравятся, – она пропела, сделав вид, что не заметила, что мои соски затвердели.

Я вскрикнула, когда она начала их массировать. Я никогда не думала, что мои груди настолько щекотливы. Я хихикала, как школьница, когда она ощупывала мои груди.

– Я полагаю, что Кристине нравится, когда я щекочу ей сиськи, твои соски встали, чтобы поддержать меня, – она снова стала дразнить меня.

Она была права!!! По какой-то непонятной причине я сильнее возбудилась, как только она обнажила мне грудь. Неужели мне так нравится подчиняться этой женщине, быть ее рабыней? Я хочу, я ДОЛЖНА стать ее рабыней! От этой мысли мои соски затвердели настолько, что стали, как каменные. Она слегка ущипнула меня за соски и продолжила их щекотать. Я стала тереть бедра друг о друга, потому что от непрерывной щекотки я сильно возбудилась. Я тихо хихикала, мои соски горели огнем, желание наполнило меня. Интересно, что меня еще ожидает, надеюсь, она не прекратит щекотку?

– Теперь, я хочу увидеть тебя полностью, – она сказала.

Она перестала щекотать мои соски, положила мои руки вдоль туловища и развернулась кругом, прижимая их своими бедрами. Она сидела у меня на животе, ее взгляд направлен на мои босые пятки, ее зад уткнулся мне в подбородок. Она расстегнула пуговицу на брюках. Она собирается раздеть меня полностью, и я ничего не могу и не хочу с этим поделать! Я услышала звук расстегиваемой молнии. Я видела только ее спину и очень хотела знать, что у нее на уме. Она не сильно пощекотала меня за талию и стала стаскивать брюки. Она схватила меня за щиколотки, подняла мои ноги вверх и сняла брюки. Когда она отпустила мои ноги, они упали на кровать и лежали без движения. Я почувствовала, что она рассматривает мои трусики. Когда ее пальцы коснулись моих трусиков, я тяжело вздохнула.

– Под этими трусиками прячется красивая киска. Кристина, ты покажешь свою киску Анжеле, не правда ли? – она насмешливо спросила.

От ее слов я чуть не кончила. Она очень умело возбудила меня, довела почти до точки кипения. Мое дыхание стало томным, пока она медленно снимала с меня трусики, обнажая полностью. Я услышала, как она обнюхивает снятые трусики. От этого я так сильно возбудилась, что была готова кончить в любую секунду.

– У тебя красивая киска, а я обожаю красивые киски, – прошептала она.

Я почувствовала, что она начала играть с моими лобковыми волосами, потом нежно дернула за них. Она развела мне ноги в стороны, она могла сделать со мной все, что угодно. Она стала водить пальцем по моим половым губам, и я вся напряглась. Потеряв последние остатки стыда, я начала похотливо тереть бедрами о кровать, мечтая кончить. Затем она ввела палец внутрь меня, и я громко застонала.

– Давай, девочка, давай, поимей мой палец. Отныне твоя киска принадлежит мне, – она снова насмехалась надо мной.

Она продолжала иметь меня пальцем и неожиданно для меня стала щекотать внутреннюю поверхность бедер. Естественно, я захихикала. Сочетание ощущений от щекотки и от ее пальца внутри лишило меня последних остатков разума. Она стала водить большим пальцем по клитору, и мне казалось, что я сейчас умру: приближался мой самый сильный оргазм, но испытать мне его, похоже, не суждено, потому что она щекочет мои бедра.

– Моя Кристина хочет кончить? Хочешь кончить – моли меня об этом, – она приказала.

– Анжела, я Вас умоляю, помогите мне кончить! – Мне ни чего не оставалось, как умолять ее.

В ответ она лишь одобряюще улыбнулась. Она перестала меня щекотать и теперь только ласкала клитор большим пальцем. Этого вполне оказалось достаточно, чтобы меня накрыл сильнейший оргазм в моей жизни. Это было самым лучшим моим ощущением сегодня. Она встала с меня, и последнее, что я почувствовала перед тем, как потерять сознание, был поцелуй в губы.

Когда я очнулась, у меня кружилась голова. Оглядевшись, я поняла, что я все еще лежу на кровати. Я медленно поднялась, обошла весь дом в поисках Анжелы, но ее нигде не было, а мне так необходимо с ней поговорить. Сейчас я согласна сделать ВСЕ, ЧТО УГОДНО, лишь бы снова быть защекоченной. Я вернулась в спальню стала одеваться, но поняла, что мои трусики исчезли. Также я не нашла ни лифчика, ни туфлей. Наверное, она их забрала. Надев брюки и блузку, я босиком пошла в офис, чтобы закрыть его на ночь, после чего направилась на стоянку к своей машине. Я достала ключи от машины и вдруг почувствовала, что у меня что-то лежит в кармане. Анжела написала мне записку!

“Дорогая моя Кристина! Я получила огромное удовольствие, защекотав тебя до потери сознания. Мне понравились твои сиськи, поэтому твой лифчик я порвала и выбросила. Я не хочу, чтобы их прятал от меня какой-то клочок ткани, когда мы вновь встретимся. Трусики и туфли я решила оставить себе на память, чтобы часть тебя всегда была со мной. Я буду за тобой следить. И кто знает, может быть, в этот самый момент я смотрю на тебя. Когда ты снова увидишь меня, ты, а особенно, твои соски, пятки и киска опять будут моими. Не ищи меня, просто поезжай домой. Целую, до встречи, твой ангел-хранитель, Анжела”.

Прочитав записку, я начала смотреть по сторонам, стараясь заметить Анжелу, но ее, если, конечно, она следила за мной, скрывал вечерний сумрак. Тут я почувствовала, что у меня напряглись соски и зачесались пятки. Я не стала ее искать, а просто поехала домой, надеясь, что она последовала за мной, чтобы устроить мне веселую ночь.

— ◊ — — ◊ —
Powered by Alex379 
Designed by Dragon.911 

Сервер недоступен, отображение страницы невозможно